2008.06.28. Перевод знаний Йоги. (Вадим Запорожцев).

 

 

1. Название:

 

Распространение и перевод знания йоги

 

  

2. Автор: Вадим Запорожцев

 

3. Фото автора:

4. Краткое описание: Эта лекция Вадима Запорожцева посвящена теме «Сохранение йоги в современном мире и перевод текстов по йоге». В лекции описываются современные подходы преподавания знания йоги, которые позволяют донести это древнее знание. Йога – наследие какой-то сверхцивилизации. Все тексты, касающиеся йоги, как нужно делать то или иное упражнение, были в стихах и имели три уровня погружения: 1) внешний уровень (очевидный) из вполне конкретных описаний, как нужно делать то или иное упражнение, 2) внутренний, где, описывая то или иное упражнение, делалось это таким языком, что это давало как бы толчок разуму к тому шаблону, чтобы понять, как устроен весь наш мир и 3) сверхуровень толчка. Сейчас санскрит – мертвый язык. Мало, кто сейчас знает санскрит. В результате, даже тексты, дошедшие до нас, начали отрываться от традиции йоги. Даже то, что сохранилось, в настоящий момент недоступно: что-то гибнет, что-то просто недоступно, потому что есть такие ревнители йоговских знаний. Они никогда западному человеку не дадут  древние  тексты.И вот сейчас наступает эпоха перемен. Получается так, что времени на перевод, адаптацию, расшифровку этих текстов практически нет. Более того, даже если есть люди, которые понимают, которые внутри традиции, могут вникнуть в суть традиции и адекватно перевести на наш язык, то у них просто нет на это времени. В результате получается, что огромная гора этих поучений. И возникает вопрос, а как же нести йогу уже сейчас в современном мире? Смысл заключается в том, что исходный текст разбивается на три группы мантр: на так называемые мантры энергии, мантры сознания и мантры имен. Каждая отдельная группа мантр  переводится индивидуально. И потом вы имеете вместо одного исходного текста три текста: один в мантрах энергии, другой в мантрах сознания, третий в мантрах имен. И эти три текста нужно опять соединить в один связный текст.В лекции также рассматривается актуальность древних текстов по йоге в настоящее время.  Там даются вполне конкретные практики, которые могут помочь современному человеку решить свои проблемы. И, кроме того, даются закладки на то, что мы себе еще даже представить не можем. Т. е. там уже есть лекарство от той болезни, которая только появится.  Поэтому ценность в них колоссальная.

 

5. Дата и место чтения семинара:

2008.06.28 Культурный центр «Просветление».

 

6. Аудио, видео и текст лекции принадлежат: Открытому Йога Университету в городе Москве (Школа йоги традиции Анандасвами). Вы имеете полное право копировать, тиражировать и распространять материалы этого сайта, желательно делайте ссылку на наш сайт www.openyoga.ru.

 

 

7. Текст напечатан:  Мананниковой Ириной

 

 

8. Текст отредактирован:  Мананниковой Ириной

 

 

9. Рисунки:

 

10. Фото:

 

11. Адрес Школы Йоги: г. Москва, Россия, метро Новослободская, ул. Долгоруковская, дом 29, тел. 251-21-08, 251-33-67, Культурный Центр «Просветление». Сайты: www.openyoga.ru, www.yogacenter.ru, www.happyoga.narod.ru.

 

12. Где скачать текстовый файл этой лекции: 

13. Где бесплатно скачать аудио файл лекции:

Нажмите здесь чтобы скачать аудио:

32кб/с,2008_06_28_kcp_lek_perevod_yogi_web.mp3, размер20 мб

14. Где бесплатно скачать видео файлы лекции:

Нажмите здесь чтобы скачать видео:

mp4,2008_06_28_kcp_lek_perevod_yogi.mp4,размер127 м

15. Нажмите кнопку play (►), чтобы слушать или смотреть лекцию на этой странице, (׀׀) – пауза.

 Аудио:

 

   Видео:

1 часть

 

 

16. Основной текст лекции: 

Сохранение йоги

 

Мы с вами уже два занятия рассматриваем тему «Сохранение йоги», что для этого нужно. Требования, которые мы предъявляем к будущим преподавателям в нашем Открытом Йога Университете, очень жесткие. Как правило, мало кто тащит. Люди отсеиваются. Опять же мы с вами рассмотрели вопрос, связанный с формой обучения в Открытом Йога Университете. И теперь третья тема: «А как надо в современном мире преподавать йогу? Какой подход надо использовать, чтобы это древнее знание дошло?»

 

И опять-таки я коснусь ретроспективы, как это было в древности. Потом дойду и до современных дней. Итак, как это было в древности? Насколько мы можем судить о древних временах по тем или иным байкам, мифам, преданиям, каким-то йоговским текстам, то очень долгое время знание йоги передавалось устно, исключительно устно: от учителя к ученику. Ученик должен был выучить наизусть все эти тексты, пояснения, мантры и прочее. Достаточно долгий период времени йога передавалась устно.

 

Действительно, йога – наследие какой-то сверхцивилизации. Почему? Потому что опять же насколько мы можем сейчас судить, все тексты, касающиеся йоги, как нужно делать то или иное упражнение, были в стихах, т. е. они были предельно лаконичны, предельно привязаны к условиям жизни и еще, мало того, они были в стихах.

 

Более того, они обладали трехступенчатым уровнем погружения, т. е. внешняя оболочка из вполне конкретных описаний, как нужно делать то или иное упражнение. Наконец, какая-то сердцевина – такая тонкая, где, описывая то или иное упражнение, делалось это таким языком, что это давало как бы толчок разуму к тому шаблону, чтобы понять, как устроен весь наш мир. Т. е. если человек долго-долго повторял и потом сталкивался с другой проблемой в жизни, он мог многое перенести и, как под кальку, решить какие-то свои проблемы. Он понимал вот эти зашитые законы – законы мироздания. И, наконец, третий уровень, самый таинственный и абстрактный, заключался в следующем: в описаниях йоги был некий запредельный толчок. Человек, который получал эти поучения от своего учителя,  помимо логики, получал какой-то сверхлогичный толчок, который позволял ему в голове все устаканить, если говорить таким сленгом, выскочить на уровень сверхлогики, сверхсознания. Т. е. простое слушание или повторение этих текстов давало возможность впасть человеку в состояние транса, впасть в состояние высшего самадхи, впасть в состояние вот этого высшего экстаза, когда мыслей нет. Ничего нет, а знание полностью тебе открылось. И ты, когда возвращаешься из этого состояния, ты как бы получил то знание, знанием которого достигаются все знания. И ты уже мог в каких-то других вещах как бы воспроизводить это знание, хотя никто тебя этому не учил. Ты как бы выводил из того высшего знания какие-то повседневные аспекты, которые тебе нужны для той или иной практики. Как три матрешки друг в друге, точно так же и описание знания йоги. Долгий период времени передавалось это все устно.

 

 На самом деле до сих пор, как говорят, хотя эта тема очень закрыта, есть школы йоги, где  эти поучения передаются устно от учителя к ученику. Ученик должен зазубрить и выучить и только в дальнейшем передавать также.  Но это очень такая, закрытая тема. Никто собственно толком не знает, потому что не особо афишируют свою деятельность такие школы йоги.

 

Затем по прошествии какого-то времени, как мы сейчас уже можем судить, из-за каких-то глобальных катаклизмов, которые навалились, в том числе и на Индию, в том числе и вот на эти страны Востока, вдруг начала прерываться преемственность знания. И уже было трудно осуществить передачу знания йоги, когда кто-то повторял, а кто-то запоминал. Это была, наверно, одна из первых революций в йоге, когда решили эти знания записать – записать в виде текстов, в виде каких-то поучений и так далее и тому подобное. По всей видимости, это было сделано тогда, когда появились веды, записанные с устных приданий в письменные. Ну, как вы помните, веды были записаны на так называемом ведическом санскрите, на таком древнем языке, из которого получился потом уже просто санскрит, дошедший до нас. Он отличается некими такими архаичными формами. Ну, это примерно, чтобы вы поняли суть, как старый славянский язык отличается от современного русского. По сути дела, язык-то один, но за последние столетия  как сильно поменялись даже значения некоторых слов, которые мы употребляем! Иногда значение менялось на прямо противоположное.

 

И достаточно большое количество времени тексты передавались не только в устной, но еще и параллельно в письменной форме. Собственно говоря, для нас это наиболее ценно. Почему? Потому что если всплывает какой-то древний манускрипт, написанный толи на пальмовых листьях, толи еще на чем бы то ни было в области йоги, это всегда сенсация, это всегда какой-то такой прорыв в том, чтобы осознать, восстановить   потерянное знание йоги, какой-то кусочек. Иногда, даже если  этот текст не имеет прямого отношения к йоге, а это произведение литературного характера или поэтического  или какого-либо еще, относящегося к тому же периоду времени, это тоже всегда очень ценно, потому что     имеются какие-то словосочетания, обороты речи, мысли той эпохи. И они позволяют расшифровать даже некоторые йоговские термины, некоторые йоговские нюансы. Почему? Потому что составляли их для людей той эпохи, чтобы они понимали, чтобы не мы, современные люди, понимали, а те древние люди, когда была эпоха повозок, стрельбы из лука, ну и все соответствующие атрибуты той жизни.

 

Вот с этого момента, как только началась запись йоговских текстов, собственно это очень большое подспорье для нас, современных людей. Почему? Потому что есть хоть какая-то зацепка. Самое обидное, что есть такой миф, я постоянно с ним сталкиваюсь, что якобы тексты, которые передавались в древности от учителя к ученику, ученики  были обязаны буквально зазубрить практически все до последней буквы и последней запятой. Как показывает сейчас уже более здравомыслящий анализ, в том числе и по тем текстам, которые были написаны и дошли до нас, к сожалению, это не более чем миф. И даже в древние времена сплошь и рядом допускались искажения текстов. Где-то там одна строфа прибавилась, где-то убавилась, где-то там акцент поменялся и так далее и тому подобное. Поэтому это еще одна такая очень серьезная сложность. Это миф только, что они запоминали буквально до запятой. Они старались сохранить ядро, и, слава богу, они сохранили. Но такого зеркального отображения не было и с течением лет менялось, менялось, менялось. Даже, если не ошибаюсь, какие-то веды дошли в разных вариантах. В этом определенная сложность.

 

Ну и наконец, третья сложность заключалась в том, и мы этого касались, в отличие от русского, английского и других языков санскрит, в первую очередь язык, который обязан был сохранить фонетику, а только потом гнался за написанием, т. е. одно и то же слово, одно и то же имя там могло писаться разными буквами. И то, и другое, и третье считалось одинаковым. Это прямая противоположность нашим всем языкам, где что-то напишешь неправильно, и компьютер тебе раз – сразу подчеркивает красненьким.

 

 В санскрите такого подхода нет. Почему? Потому что каждое слово там считалось мантра, а буквы, которые записывают эту мантру, они в общем-то вторичны. А у нас наоборот в современной цивилизации. У нас, в некотором смысле, буквы первичны, а как мы свами говорим, это вторично. Так вот еще за счет этого некоторые расхождения наблюдались.

 

Тексты там не только на пальмовых листах записывались, но также еще иногда на некоторых каменных плитах, на всякого рода пластинах, драгоценных и полудрагоценных. Иногда даже какие-то вещи писались (совершенно экзотика для нас) на гранях горного хрусталя. И вот таким образом передавалось знание.

 

 Затем пошел еще один такой очень серьезный переход: язык стал устаревать. Сейчас санскрит – мертвый язык. Он такой же мертвый, как и латинский язык. Я напомню: латинский язык – это тот язык, на котором  разговаривали древние римляне. Вы помните: огромная Римская империя, которая захватила значительную часть мира на тот момент. Затем она развалилась, но во многих языках остались латинские корни. Язык как таковой исчез. Вы не найдете сейчас древнего римлянина, для которого это был бы родной, повседневный язык. Вот та же самая участь постигла и санскрит: санскрит перестал быть языком общения, а стал языком исключительно научных  трактатов, в том числе йоговских текстов. Правда, помимо санскрита, были еще другие языки – носители йоговских текстов: всякого рода диалекты и другие языки.

 

Получилось так, что тексты остались, но опять перестали люди понимать: мало, кто санскрит знает. В результате, даже тексты, дошедшие до нас, начали отрываться от традиции йоги. Вот еще один такой миф, который всегда возникает у людей, начинающих заниматься йогой, что в Индии есть, знаете, такое большое здание, типа нашего МГУ, где полным-полно профессоров йоги, которые все знают, т. е. такая стройная система, где все согласовано. Я хочу разочаровать вас: ничего подобного и близко нет. Более того, некоторые весьма уважаемые последователи разных школ настолько противоречат друг другу в трактовке тех или иных трактатов, подходов и т. д., что бедного западного человека это окончательно сбивает с толку. Опять же это наследие очень плохой жизни. Ведь жизнь на протяжении этих тысячелетий не была сахаром для людей. Хотя и цивилизация двигалась куда-то, но за то, что цивилизация двигалась, люди расплачивались образом жизни. И по каким-то моментам народ все равно дичал. Это всегда есть миф о старых добрых временах, когда все было хорошо. Действительно так, что с появлением цивилизации, новых средств ведения войны жизнь менялась, и знание йоги дробилось.

 

И еще один момент: и даже то, что сохранилось, в настоящий момент недоступно: что-то гибнет, что-то просто недоступно, потому что есть такие ревнители йоговских знаний. Они никогда западному человеку не дадут этот текст. Это табу для них. Дело в том, что на протяжении долгой истории Индия являлась колонией Англии, и белый человек там был уважаемый господин. Но в кругах жрецов, брахманов очень долго было крайне пренебрежительно-снисходительное отношение к западным людям. Они, в общем-то, считались людьми второго сорта, несмотря на свое могущество экономическое, политическое, военное. Но в узких кругах посвященных западные люди были варвары, захватчики, совершенно некультурные. В результате, они и под страхом смерти не хотели распространять. По-моему, даже до сих пор они не распространяют некоторые знания западному человеку. По этой причине, часть текстов не доходит. Та, которая доходит, доходит на санскрите. Санскрит надо переводить.

 

И вот сейчас наступает эпоха перемен. Получается так, что времени на перевод, адаптацию, расшифровку этих текстов практически нет. Более того, даже если есть люди, которые понимают, которые внутри традиции, могут вникнуть в суть традиции и адекватно перевести на наш язык, то у них просто нет на это времени. В результате получается, что огромная гора этих поучений. Сейчас наблюдается такой перелом: стал вопрос, а как же нести йогу уже сейчас в современном мире?

 

Первое, что приходит на ум: слава богу, появился интернет, появилась возможность быстрого копирования, распространения этих текстов по всему миру. В результате чего в Индии наиболее вменяемые учителя пошли по следующему пути, чтобы йога окончательно не исчезла. Они не пошли по пути, когда берется текст, машинально переводится, публикуется на другом языке с комментариями. Если так действовать, то это несколько столетий надо при современном темпе переводов. Поэтому очень многие представители школ йоги пошли по другому пути. Они прекрасно понимали суть, запредельную суть йоги, они прекрасно разбирались в этих текстах йоги. Но они начинают излагать все остальные идеи на современном понятном языке, что называется, для простонародья. Т. е. вот прочитал текст, уловил суть, изложил своими словами для современных людей. Вот такое сейчас наблюдается ноу хау в распространении йоги.

 

У этого метода есть серьезные преимущества и серьезные недостатки. Начнем с недостатков. Где гарантия, что все правильно понято и перенесено на другой язык адекватно? Гарантии, понятно, такой нет. Это серьезный недостаток. Но зато преимущества, что мы с вами уже в этой жизни можем получить те практики, знания, тексты, которые нам крайне необходимы для занятия йогой. Даже если они изложены современным языком без соблюдения этой стилистики, использования оборотов речи. Вот по этому пути пошли многие основатели, в том числе, и современных, очень хороших школ йоги в Индии и на Западе. Наша страна, вероятно, тоже по этому пути пойдет.

 

Т. е. смысл заключается в следующем, что люди, которые одной ногой полностью стоят в этой культуре. текст читают, адаптируют и излагают другой текст на эту же тему. Вот знаете, как иногда кинофильм снят по мотивам такого-то произведения. Вот примерно в этом ключе все сейчас и работают, т.е. они по мотивам того, что  изучили в йоге, начинают писать современные книги современным языком, понятном. И надо сказать, что получается иногда очень хорошо. Особенно если есть цитаты, упоминания то из одного текста, то из другого, всегда есть ссылка на первоисточник. Если уж действительно станет какой-то спорный вопрос, как интерпретировать тот или иной текст, можно, в конце концов, найти его на санскрите, посадить 50 профессоров-востоковедов, чтобы они его полностью перевели во всех возможных вариантах и интерпретациях. Но это если возникнет вопрос, а если не возникнет вопрос? Если те техники, практики таким относительно вольным стилем изложены, если они начнут работать, то действительно время тогда потерпит.

 

Т. е. сейчас в очередной раз стала жесткая необходимость полного осмысления йоги и умения излагать его лаконично, быстро, на понятном современному человеку языке, т. е. с минимальным количеством терминов санскрита, с минимальным количеством нечитаемости, потому что предложения тоже можно составить очень просто, что школьник прочтет и поймет. А можно составить так, что предложение на полстраницы, что профессор лингвистики с пятого раза чтения понимает.

 

И вот, допустим, в Открытом Йога Университете у нас, когда мы готовим преподавателей йоги, мы как раз и придерживаемся этой идеи, что человек в первую очередь должен досконально знать аксиоматику йоги, основной смысл, как что там сделано. Это достаточно серьезная наука. Она не такая очевидная, она сложная. Но если человек ее где-то изучил, то он уже может с большей легкостью адаптировать те или иные практики и техники. Почему? Потому что он начинает понимать, как они работают. А это, в общем-то, камень преткновения. Бесполезно переводить на другой язык текст, если ты не понимаешь, как там все это работает. Так вот мы и придерживаемся в первую очередь этого момента, что мы готовим людей, понимающих ядро, суть, запредельность этой йоги.

 

И вот уже потом, когда человек осознал это все и у него есть желание перевести текст первоисточника, тогда он садится за перевод. И должен я вам сказать, что перевод любого, даже самого маленького текста занимает годы. Вы помните, что любой текст, как и знание йоги содержит три уровня: внешний (очевидный), внутренний (иносказательный) и сверхуровень толчка.

 

И вот мы придерживаемся такой концепции, что сначала надо дать людям то, в чем они очень остро нуждаются. Дать на понятном, доступном языке, а потом в подтверждении этого всего нужно давать подкрепление древними текстами, где эти тексты хорошо переведены, адаптированы.

 

Таким образом, по всей видимости, чтобы не потерять остатки знания йоги, точнее какие-то зачатки понимания, придется идти именно таким путем. Другого пути, я честно говоря, не вижу. Эта тенденция будет развиваться, по всей видимости, и дальше. Еще раз говорю: опасность только лишь в одном, что на каком-то этапе, на каком-то моменте не будет понята древняя традиция. Но это компенсируется добротно переведенным текстом.

 Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов еще один очень важный фактор. Этот фактор ключевой.  Это личная практика переводчика. Можно прекрасно разбираться в санскрите. Более того, можно даже знать теорию йоги, аксиоматику йоги. Но если человек сам, на своей шкуре не практикует, то всегда возникает очень серьезная опасность, что он что-то понимает неправильно. Если у человека очень большой опыт, ситуация как раз наблюдается обратная, что он очень легко находит правильные термины, как с санскрита перевести то или иное предложение.  

 

 

Вопрос: Зачем нам нужны все эти древние тексты, зачем искать этих седобородых учителей и у них учиться. Сама же йога призывает нас к тому, что все, что говорится в древних текстах, можно проверить и перепроверить самому?

 

Вадим Запорожцеы: Да, хороший вопрос. Ответ, на самом деле, очень прозаичный. Это примерно то же самое, если бы мне надо было бы сейчас отправиться на необитаемый остров и переоткрывать высшую математику, начиная с положения, что дважды два четыре. Мне просто не хватит на это жизни. Ответ действительно очень простой: это экономит нам время.

 

Друзья, мы можем прожить всю свою жизнь, даже  не коснувшись тех богатств, которые йога в себе содержит. В особенности это касается не таких простых практик, как хатха-йога, крийя-йога, где в общем-то есть такая составляющая – физическая, т. е. физическое тело подсказывает, что и как надо делать. Это быстро. Даже переоткрыть йогу в этом смысле быстро. Гораздо сложнее все, что касается более высших разделов йоги, касающихся медитаций, тех или иных визуализаций, мантра-йоги и так далее и тому подобное. Там это вообще не очевидно. Это примерно то же самое, чтобы человеку без инженерного образования изобрести двигатель. Очень тяжело, очень много времени на это нужно. Поэтому пойти именно таким путем мы не можем. Даже если бы человек за годы жизни и переоткрыл какие-то знания, то возникает другой вопрос: а что если он не успеет передать эти знания, прежде чем раствориться в самадхи? Ситуация аналогичная с древними текстами. Пользы и проку всем живы существам от такого человека будет очень мало. Вот таким образом я бы ответил на вопрос.

 

Вопрос: А насколько точны знания и положения этих древних текстов?

 

 Вадим Запорожцев: 100%. У меня есть такое подозрение, что там есть такие закладки, которые нам понадобятся лет  через сорок. Там есть такие разделы йоги. Как бы вам объяснить? Все-таки вся история человечества – это история войн, эпидемий, голода, плохой жизни. Вот даже сейчас. Взять хотя бы нашу страну. Жизнь вроде бы лучше становится, но все-таки не сахар. И мы с вами бегаем на работу, чтобы с голоду не умереть. А потом наступит такой момент в одно прекрасное утро, когда будут одни роботы работать, а человек будет, в общем-то, предоставлен сам себе. Т. е. не надо особо трудиться, чтобы получить кусок хлеба или просто нормально жить.

 

 Это ситуация такая, как в некоторых богатых странах, где очень большие дотации безработным. В результате чего безработный вообще говорит: А зачем мне вообще работать, если у меня пособие по безработице больше, чем предполагаемая зарплата. И ничего делать не нужно, человек предоставлен сам себе. Казалось бы, рай на земле. Чудо. Все об этом только мечтают. Можно книжки читать, можно гулять, заниматься своим делом: стихи сочинять или еще что-нибудь. И для нас кажется это раем. А согласно концепции йоги, это будет одно из самых страшных испытаний для человечества. Испытание медными трубами. И знаете, что вместо рая начнет твориться? Народ начнет, когда уже плетки нет, искать все более сладкий пряник. Пока человек бегает на работу, он такой бодренький, и его умственное состояние хорошее. А тут бегать не надо, переживать, что тебя с работы уволят, не надо, в электричке в метро в час пик давиться не надо. Никакого стресса. Если к тому времени люди, которые получат вот это благо, не созреют для внутреннего саморазвития, они начнут деградировать. Именно таким образом погибла Римская империя, именно таким образом, по всей видимости, погибла Египетская цивилизация. Вдруг делать ничего не надо, а устройство нашего тела заставляет нас бегать. Мы, предоставленные сами себе, начинаем гнить. Сейчас даже, я вот отслеживаю ситуацию, люди, которые внезапно разбогатели, у них есть все, их состояние все хуже и хуже. И только и слышу: тот подсел на какой-то наркотик, этот подсел на что-то другое. И вот это начинается деградация. Это страшно, друзья. Мы просто не понимаем.

 

Так вот в йоге, в том числе и в этих древних текстах, вероятно, предполагался именно такой момент. И там даются вполне конкретные практики, чтобы хотя бы не допустить каких-то ужасных перекосов. Можете себе представить: закладки на то, что мы себе еще даже представить не можем. Т. е. уже там есть лекарство от той болезни, которая появится. Поэтому я бы не стал пренебрегать этими текстами, этими знаниями. Во всяком случае: предупрежден, значит, вооружен. Поэтому ценность в них колоссальная.

 

                                 

                                       Перевод текстов по йоге

 

 Следующая тема, которую мы должны сегодня рассмотреть, касается непосредственно переводов текстов, адаптации традиции для современного человека. Начнем с переводов текстов. Итак, вот эта славная традиция, когда у нас переводчик вчера переводил детектив, а сегодня взялся за древний манускрипт, я надеюсь,  скоро исчезнет и переводить тексты с санскрита или с других языков все-таки начнут люди более адекватные, более близкие к культуре, к  традиции.И, несмотря на то что надо разбираться в традиции, есть еще такие общие моменты, которые касаются практически всех разделов йоги. И это, если угодно, в некотором смысле практическая мантра-йога для переводчиков. На чем она базируется?  Там есть некие такие положения, которые здорово облегчат жизнь современному переводчику древних текстов. Там дается некая структура или алгоритм того, как надо переводить тексты с одного языка на другой. И моя такая мечта идиота, чтобы в будущем переводчики хотя бы слышали, что такое есть. Не то чтобы этим пользовались, но хотя бы слышали. Момент этот заключается в следующем. Вы помните, что знание йоги изначально – это было знание устное. Это фактически устная передача, это фактически некие тексты в стихотворной форме, как правило, трехуровневые речитативы: обычный (понятный), тонкий (иносказательный) и сверхуровень (уровень такого толчка, уровень посвящения, если угодно). И вот в дальнейшем можно применить очень мощный инструмент мантра-йоги, который называется разбиение текста по трем группам мантр. Это где-то такая аналогия:  вот есть современная наука физика, есть   современная наука математика. Физика – абсолютно беззубая наука, если нет математики. Она превращается в чисто описательную явлений или событий. Если же мы говорим о таком глубоком постижении, сути самой физики, мы должны привлечь аппарат математики.

 

Так вот здесь та же самая ситуация. Практический аппарат мантра-йоги для переводчиков очень здорово помогает нам в адаптации текстов. Не обязательно по мантра-йоге, а по любым видам йоги. Дело в том, что мантра-йога апеллирует самым базовым фундаментальным принципом языка, возникновения языка, принципов того, как язык разворачивается, что он из себя представляет. Вы помните, что мантра-йога – одна из самых сложных йог в объяснении, почему мантры действуют. Научиться пользоваться мантра-йогой просто. Там ты можешь и не знать, как это работает. Вот много из вас знает, как работает мобильный телефон? Да никто из вас, наверно, не знает, но нажал на кнопочку и позвонил. Вот точно также и с  мантра-йогой: очень мало кто знает, как работает мантра-йога, но научиться просто. Мантра-йога корнями уходит в очень глубинные такие разделы, связанные ни больше ни меньше с сотворением всего мира. Вы помните, что сперва было слово. Поэтому, когда уже возникают более сложные моменты  в сотворенном мире, их  всегда можно разложить на первоначальные, перенести на другое поле, а потом опять сложить. Этим пользуется практическая любая наука разбиения любого текста на три группы мантр: на мантры энергии, мантры сознания и мантры имен. Кстати, эта универсальный подход. Это не обязательно перевод с санскрита. Это может быть перевод с русского на английский. Моя мечта, что так будут когда-нибудь переводить Шекспира или древнегреческих поэтов. Смысл заключается еще раз в том, что исходный текст разбивается на три группы мантр: на так называемые мантры энергии, мантры сознания и мантры имен. Каждая отдельная группа мантр  переводится индивидуально. И потом вы имеете вместо одного исходного текста три текста: один в мантрах энергии, другой в мантрах сознания, третий в мантрах имен. Иногда каждый из текстов завершенный, иногда они не состыковываются. Почему? Потому что предполагалось, что пробел из мантра энергии дополнит мантра сознания и наоборот.

 

Итак, возникают три текста, которые надо опять собрать в один текст, где надо на вот этот скелет мантры сознания вставить мантры энергии и мантры имен. В результате, получается текст, как правило, по своим объемам в несколько раз больше, чем исходный текст. Предложение в исходном тексте может занимать несколько предложений в конечном тексте, чтобы ни одно из действующих смысловых значений не было упущено. Текст разрастается, но текст становится понятным. Причем иногда, как ни странно, удается сохранить вот этот трехуровневый момент понимания.Далее начинается еще более весело. Как правило, исходный текст написан в стихах. И вот вы получаете текст конечный, значительно больше, чем исходный, и тоже начинаете излагать его в стихах. Вы знаете, что самое удивительное: я знаю людей, которым это удается, и получаются очень хорошие результаты.  Но эти люди, как правило, очень сильно занимаются йогой. Такое впечатление, что они своими занятиями йогой выработали какую-то энергию, которая открыла какую-то сверхспособность в разуме. И вот они умудряются это все еще сплести в стихи. В чем слабость этого всего? Текст значительно распухает. Но, с другой стороны, если его читаешь, то вероятность того, что что-то упущено, значительно снижается. Конечно, при любом переводе что-то теряется. И вот возникает еще один вопрос. Если человек, который переводит, имеет глубокую личную практику, колоссальный личный опыт, то он имеет право добавлять все, что он считает нужным. В древней традиции, чтобы законодательно подтвердить эти полномочия, давались очень интересные практики. Сперва человек, который должен был переводить этот текст, должен был долго медитировать на того, кто этот текст написал. Он должен был вжиться в образ полностью. Затем он  должен был  медитировать на эту практику. Затем, если там упоминаются имена божества, хранителя традиции, он должен был долго медитировать на них до такого, очень интересного момента: до своей полной отождествленностью с тем человеком, который написал текст или с тем божеством, которому посвящена та или иная практика. Он как бы настраивался на эту волну, сам входил в этот образ, как если бы он сам писал. Поэтому с формальной точки зрения это уже не его добавления, а ему как бы свыше шепнули. Получается, как правило, очень хорошо. Но желающих положить жизнь на это очень мало. 

 

 Вопрос: Что значит, отождествлял себя с божеством?

 

 Вадим Запорожцев: Дело в том, что когда вы читаете имя какого-то божества, имеется в виду тот набор качеств, явлений, которые оно за собой  несет. И если это понимать, то все становится на свои места. Допустим, имя Шива. Один из его переводов «Всеблагой», т. е. это тот, от которого вам не будет плохо. И вот дальше: «Повелитель жизни и смерти». Он отвечает за то, чтобы все вовремя умирали. Казалось бы, ну какой же он  «всеблагой»? А с концепции философии йоги с другой стороны заходят: умереть можно быстро и безболезненно, а можно мучительно умирать тысячелетиями, разлагаясь клеточка за клеточкой. Он итак уже видит, к чему это все приведет, и он сокращает мучения, чтобы человек имел возможность родиться в другом теле. И вот, когда ты начинаешь анализировать те или иные упоминания, опять же если мы про Шиву говорим, то начинают всплывать совершенно другие аспекты в разуме, и ты начинаешь по-другому понимать принципы устройства этого всего мироздания. Это то, что иногда в явной форме не сказано в тексте, но мифы, легенды, байки и т. д.  наталкивают человека на понимание этого шаблона, как это все сделано. 

 

Вадим Запорожцев:   Что такое янтра-йога?

 

 

 Вадим Запорожцев:  Янтра-йога. У нас есть наша способность видеть – зрение. И вот эта наша способность воспринимать формы и их различать не такая простая, как кажется. Есть определенные шаблоны, геометрические фигуры. Если медитировать на них, если с ними как-то работать, то отклик разума начинается совсем другой, как если бы вы просто смотрели на обычную картинку. Так вот эти особые картинки и называются янтрами. Один из возможных переводов слова «янтра» – «инструмент», т. е. это инструмент, с помощью которого мы можем проникнуть в мир подсознательного, используя зрительные образы. Это серьезный раздел в йоге. Но это уже считается, в общем-то, экзотика. Экзотический раздел йоги. В янтра-йоге главное – это форма. И лучше всего, если вы умеете воспроизводить эту форму сами, даже если не умеете рисовать. А какая разница? Согласно йоге, вы должны, даже если вы окажетесь на пустынном берегу и для практики вам понадобится янтра, вы должны сесть на песок, пальцем нарисовать на песке и медитировать на нее, а по прошествии стереть и пойти дальше.Шри-янтра – одна из самых таких сложных. Когда человек начинает ее рисовать, он вдруг сталкивается с проблемой, что он не может ее нарисовать. Она не такая простая, как кажется. И пытаясь ее перерисовать, он впадает в очень глубокое медитативное состояние, что способствует развитию разума, однонаправленности разума. Здесь как бы одно вытаскивает другое. Ты вроде бы рисуешь одно, но получаешь кальку совсем для другого. И это касается любой йоговской практики.

 

 

17. Ключевые слова:

 

18. Контрольные вопросы.

Составитель:

19. Ответы на контрольные вопросы.

Составитель:

 

20. Ссылки на тексты с похожими тематиками:

 

21. Глоссарий.

 

Добавить комментарий