Название лекции :

Свобода и Смерть. Вадим Запорожцев. 

photo vadimАвтор: Вадим Запорожцев,
Дата:
2011.05.21.

Где:
Международный Открытый  Йога Университет

Краткое описание :

Первая часть лекции освещает тему «Свобода и вера». Мы должны пробовать свою веру на зуб разума. Сверхлогика никогда не противоречит логике, поэтому своим разумом мы никогда не сможем разрушить Высшее, которое открылось нам, но сможем разрушить все нелогичное.

Вторая часть лекции посвящена теме «Свобода и смерть». Что такое смерть в нашем обычном понимании? Как мы относимся к смерти? Всегда ли смерть является неуместной, или в каких-то ситуациях она приходит как спасение? Почему мы боимся смерти? Чем является смерть для духовно развитых людей? Можно ли использовать момент смерти в качестве йоговской практики?

Скачать Текст, Аудио, Видео Варианты здесь: www.openyoga.ru
Слушать Аудио:
    


Смотреть Видео:  

Читать Текст:

Сегодня 21 мая 2011 года. Меня зовут Вадим Запорожцев, я преподаю йогу. Находимся мы с вами в Москве в Культурном центре «Просветление». Это лекции Международного Открытого Йога Университета по теме «Йога и свобода». Вся архивная информация находится на наших сайтах www.openyoga.ru, www.yogacenter.ru, www.happyoga.narod.ru. Информация о наших фильмах в нашем Интернет магазине www.shop.openyoga.ru. И для систематического изучения йоги у нас действуют Интернет йога курсы по адресу www.kurs.openyoga.ru, где самостоятельно можно проходить йогу с самых первый шагов до ее высот.

Мы сегодня продолжим рассмотрение темы «Йога и свобода», это грандиозная фундаментальная тема. И как обычно я попрошу напомнить нам, чем мы занимались на прошлой лекции.

Александр, вольный слушатель: «На прошлой лекции мы коснулись того, что вера может быть как порабощающей, так и освобождающей. Все зависит от того, какая цель поставлена перед собой, развиваться или нет. То, во что верит человек, то он и притягивает в свою жизнь. Верить желательно в то, что ведет тебя к освобождению и дарит тебе счастье без причинения вреда другим. Коснулись того, что отбирать веру не стоит, какой бы смешной она нам не казалась, ведь со временем каждый человек разовьет свой ум. Выбирая веру, нам следует пропускать ее через логику, пропускать ее через различные фильтры, в том числе через первый и второй принципы йоги. Сказали, что вера перерастает в знание. Коснулись божеств, что они трансформируются в зависимости от представления человека о себе. Вера в добро с позиции нашего Высшего Я может поменять нашу личную вселенную, а впоследствии сделать так, чтобы шестеренки вселенной провернулись, и человек оказался в той вселенной, в которой он желает быть».

Вадим Запорожцев: «Я еще раз сделаю акцент. Прозвучало напоминание нам, что не бойтесь пробовать веру на зуб разума. К сожалению, это пренебрежение разумом сыграло дурную службу со многими религиями. Огромное количество проблем этих религий как для самих последователей, так и для окружающих людей связано именно с этим фактом. Вы должны понять состояние человека, у которого есть вера, и он этой верой начинает оживлять происходящие в его жизни явления, события. Вы помните, что с позиции Бхакти йоги Абсолют отвечает всем, на каком бы языке мы к нему ни обратились. И очень часто бывает так, что человек унаследует какую-то систему взглядов, дошедшую с древних времен, и начинает искренне верить в какие-то гуманистические идеалы внутри этой системы взглядов. И получается, что изучая ту или иную религию, он не критично воспринимает те или иные положения. Затем, когда он начинает практиковать предписываемые той или иной религией практики (посты, молитвы и т.д.), то рано или поздно Высшее начинает ему отвечать на том языке, на котором он говорит. И создается опаснейший момент отождествления Высшего с той формой, через которую это Высшее проявилось.

И, безусловно, для человека, который получил духовное переживание в рамках той или иной религии, все, что связано с ней, начинает быть свято. Потому что открылось много больше, чем в состоянии дать его разум даже предельно отточенный. Его священное отношение начинает перекидываться и на всю систему взглядов, окружающую эту религию. И он невольно становится фанатиком-маньяком.

С одной стороны, ему открылось Высшее, предельно гуманистическое, а, с другой стороны, он начинает быть вынужден воевать за какие сомнительные положения в той или иной религии. Когда человек некритично переносит опыт из области сверхлогики (а Высшее сверхлогично) на логику и в результате начинает внутренне бояться и содрогаться, что, если вдруг я начну логику применять на какие-то одни положения этой системы, вдруг от меня и Высшее ускользнет. Это заставляет его же самого подавлять свой разум и превращаться в бездумного фанатика, который начинает уничтожать свои же собственные попытки найти логические несостыковки в каких-то устаревших, неправильно понимаемых взглядах.

В этом природа фанатизма. По этой причине огромное количество людей было убито и убивается по сей день, это страшно, этого не хочется. И наиболее ужасное, что причиной ко всему послужило что-то высшее. Вы можете себе представить, что человек, который сжигал на костре Джордано Бруно из-за того, что тот поставил под сомнение те или иные догматы, был уверен, что он защищает то Высшее, что ему открывалось в молитве. Человек очень странное существо.

Выход только один. Действительно, Высшее разговаривает с нами на том языке, на котором мы к нему обращаемся, но уровень логики, уровень разума слишком мелкий, это как пыль или грязь, на него не стоит вообще смотреть. Какие-то логические несостыковки не имеют отношение к Высшему, надо только разобраться с этими несостыковками и их устранить. Очень четко понимать, что своим разумом, устраняя логические несостыковки, ты не разрушишь Высшее, ты не разрушишь свою веру. Наоборот, она только окрепнет, когда Высшее сверхлогичное начнет подтверждаться обычным, логичным, привычным.

Но, к сожалению, мы этого не видим. Целый ряд этому причин. Давайте откровенно, что большинство людей, придерживающихся тех или иных религиозных воззрений, люди диковатые, с очень неотточенным разумом и слабыми морально-этическими принципами. Дай Бог, чтобы они хоть во что-то поверили и меньше убивали. А требовать от них какой-то интеллектуальной эквилибристики не приходится, поэтому любая религия рано или поздно скатывается на систему догматов.

Возьмите, к примеру, какого-нибудь дикого человека, ну где же ему разбираться в каких-то духовных высотах, дай Бог, чтобы он меньше соседей убивал, меньше воровал, меньше враждовал. Поэтому для них очень остро не стоит вопрос с разумом. Но рано или поздно человек начинает умнеть, и он видит, что, с одной стороны, та или иная религия содержит что-то очень высокое, но, другой стороны, другие положения этой же самой религии – откровенный бред. И внутри начинаются противоречия между разумом и душой. А противоречия никакого нет. Надо всегда помнить высочайшую аксиому, которую Учителя и Учительницы йоги до нас донесли, что Высшее никогда не противоречит обыденному и повседневному. Другой разговор, что обыденное и повседневное зубы сломает, оно не ответит вам на то, что такое Высшее. Но вы не сможете своим интеллектом разрушить веру. Если вы смогли это сделать, значит это была не вера, а набор суеверий или, может быть, мешанина из действительно чего-то высшего и нелогичности разума».

Басим, Гр.Eka: «Когда отбирают у людей веру, это всегда болезненно, нужно обязательно дать что-то взамен. Но при этом понимать, что, даже если ты дашь что-то взамен, все равно это будет потрясением для человека».

Вадим Запорожцев: «Почему потрясением? Если вы покажете, что вера человека – это частный случай чего-то более общего, то он, не отказываясь от своей веры, выходит на совершенно другой более общий уровень. Это как спасение приходит.

Ситуация в той же Индии, где миллионы богов. У каждого своя религия, у каждого свой взгляд. Приходит один, говорит, что есть личностный бог; приходит другой, говорит, что есть мировой закон Дао; третий приходит и говорит, нет, вы все не правы, есть мировая Пустота; четвертый утверждает, что есть вера в Предков; пятый говорит про Кабана-прародителя. Смотришь на каждого из них по отдельности и видишь, что они этим живут. Они берут свое священное писание, читают и прямо сиять начинают от вдохновения. И ты видишь, что человек в самом лучшем своем состоянии. Другой же читает книжку, где написано прямо противоположное с точки зрения игр разума, и у него также вдохновение. Более того вера каждого работает, жизнь их становится лучше. А как их объединить?

И ты начинаешь понимать, что выход только один – показать то, что есть на самом деле. А на самом деле Высшее намного выше наших даже самых абстрактных представлений о Высшем. И в своей милости Высшее может прийти в любой форме, в которой обращается человек. И если ты ему покажешь, что ты молился своему божку, а потом до тебя доходит, что на самом деле то же Высшее может проявиться и через другую форму. А если еще дальше взглянуть, то Высшее вообще вне концепций, понятий и слов. То вдруг все сливается, и ты понимаешь, что представитель любой религиозной идеи тебе как брат или сестра в том плане, что все равно вы общаетесь с Единым.

И вот ты вчера враждовал, думал, как бы тебе своего конкурента убить, дабы он богомерзкие теории не распространял. А тут ты понимаешь, что не надо никого убивать, не надо ни с кем воевать, надо только лишь показать, что Высшее много выше нашего представления о нем. И тогда это не потрясение, а какое-то избавление, не надо больше вести никаких религиозных войн. Это вопрос жизни и смерти.

Взгляните на наши бывшие страны третьего мира. Идея религии там доминирует, потому что правительство не состоятельно, производство не состоятельно, кроме религии. Но вы видите, в какие кровавые формы это выливается. И выход только лишь один, показать, что нет причин для кровопролития, все причины от наших мозгов, а Высшее выше, чем наши мозги. Если Высшему будет надо, оно ваши мозги в любую сторону развернет и найдет состыковки там, где сейчас вам кажется ничего не состыкуется, потому что Высшее на то и Высшее.

А вот когда, наоборот, говорят, откажись от своей религии, у тебя неправильная религия - тогда начинается ломка. Но не обязательно религия, чем вам не нравится система атеистических взглядов. Бытовых атеистов полным-полно. Но знаете анекдот, когда садятся в самолет священнослужитель и атеист. Священнослужитель пристегивается ремешком, а атеист просит у высших сил, чтобы хорошо долететь. Или по-другому, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Я больше чем уверен, что встретить истинного атеиста, вам так же тяжело будет как встретить истинно верующего человека. Это крайне редко встречающиеся люди. Быть по-настоящему атеистом, а не просто трепаться об этом всем – это обладать очень большой смелостью и волей. По-настоящем людей, которые живут так, как верят, очень мало. Но на самом деле, между ними нет разницы, потому что Высшее выше, чем понятие атеизм или религия, оно выше, чем наша ментальная способность что-то делить и сталкивать лбами.

Можете себе представить, что реальность нашего мира выше, чем двойственность наших представлений о мире. Мы не можем себе это представить в своем разуме, для него это галиматья. Вы можете это пережить, когда внутри себя, отточив предельно разум, выйдите на следующую ступень сверхразума, иногда она называется высшая духовная интуиция, которую йоги и йогини переживали в моменты своих свершений. Когда они сначала полностью оттачивали свой интеллект, а потом давали ему самые разные задачи, пока он не говорил: «я не знаю». И вот в этот момент есть возможность прыгнуть на новый уровень духовной интуиции. Но интеллект при этом не исчез, он как был зубастым, так и остался, но в плоскости, а вы взлетели над этой плоскостью в область высшей интуиции. И с этих позиций вы напрямую постигаете истинность того, что я сейчас сказал, что Высшее выше, чем понятие атеизма или религии, хотя в плоскости разума, это бред.

Но такова наша вселенная, мы идем сначала от глупости и нелогичности, затем долго оттачиваем разум, затем через него нам как-то начинает светить что-то неуловимое. И интеллект то верит, то не верит. Сегодня в церковь пошел - вроде верю, а завтра забыл про все и уже не верю, то есть болото. А затем начинаем оттачивать интеллект. Он проходит разные стадии: всеверие, нигилизм, а потом он начинает понимать, что по большому счету он ничего не понимает. То есть, есть задачи, где он все прекрасно понимает, а есть задачи, где он ничего не понимает. А после этого наступает следующая стадия, когда вы поднимаетесь над интеллектом уже на уровне духовности, а интеллект у вас на побегушках. Если надо какую-то задачу решить в области логики, вы натравливаете на нее интеллект, а сами начинаете жить на этом более высоком духовном уровне. Почему любая вера скользкая вещь, потому что тебе приходится подписываться под догматы, которые ты вначале не критично воспринимаешь, потом тебе открывается Высшее, и потом ты начинаешь их с яростью защищать. Хотя эти догматы не имели отношение к проявлению Высшего, но они вроде как-то рядышком лежали. И из-за них проливается огромное количество крови».

Басим, Гр.Eka: «Мы не разрушаем веру другого человека, но своими доводами убираем нелогичность, за которую он вцепился, и ему не хочется от нее отказываться, убираем суеверия. И это потрясение. И дальше, когда мы говорим, что мы даем что-то новое, это как раз сверхлогичное, которое все заживляет и дает возможность убрать это потрясение. Но мы же не можем дать Высшее!»

Вадим Запорожцев: «Высшее мы не можем дать. Оно либо откроется человеку, либо не откроется. Но если оно хоть немного открылось уже человеку через то или иное верование, ну и, слава Богу, ну и пускай. Если он не причиняет вреда окружающим, ну и путь верит».

Басим, Гр. Eka: «Тогда получается, что и не надо его разубеждать в этом. Если мы считаем, что это наш долг разубедить, но дать что-то взамен».

Вадим Запорожцев: «Хорошо, в каком случае может быть наш долг кого-то в чем-то разубеждать?»

Басим, Гр. Eka: «Например, это наш ребенок».

Вадим Запорожцев: «Сколько как раз на почве отцов и детей трагедий было, когда либо родители пытаются обратить в веру своих детей, либо дети родителей. Когда-нибудь это чем-то хорошим заканчивалось? Последний пример был с В.И. Лениным. В детстве нас пичкали всякими рассказами, как В.И.Ленин случайно подслушал разговор священнослужителя, который предлагал сечь детей за то, что они не верят. В результате мы имели 70 лет атеистического государства. Хорошо разубедили его. Реакция может быть прямо противоположная».

Басим, Гр. Eka: «Вопрос, как убеждать, как удалять, это вопрос реализации. Это как преподавание йоги, мы не можем научить йоге, мы можем вдохновить, а дальше человек сам может сделать что-то конкретное, и Высшее для него откроется. Но это конкретное он может не захотеть сделать, потому что лентяй».

Вадим Запорожцев: «То есть ты предлагаешь железной рукой коммунизма загнать всех в рай!?»

Басим, Гр. Eka: «Я говорю о том, что если даже мы будем логикой разубеждать нелогичность людей, то будут ли люди делать что-то конкретное, чтобы принять то, что можно было бы дать взамен. Если не будут, то это будет для них потрясение».

Вадим Запорожцев: «Друзья, это такой сложный вопрос. Это как узел, который заплетался многими столетиями. Расплетать его надо аккуратно. Единственное, что мы можем сделать – это не поощрять мракобесие сегодня. Когда сейчас в том числе и религиозное мракобесие навязывается обществу, наша обязанность высказывать свою точку зрения, что мы считаем по-другому. Чтобы уже следующее поколение не было зазомбировано. Но ни в коем случае не ставить под сомнение веру тех, кому хоть что-то открылось.

Мракобесие легче не допускать, чем потом с ним долго бороться. А как не допускать, убивать всех что ли? Нет, только лишь одним способом – давать гуманистическое знание о единой природе любой религии, что все религии по-своему говорят об одном и том же. И это единственный способ бороться с религиозными войнами, потому что в обратном всегда найдется масса агитаторов убеждать. Тема религии очень скользкая. При всем моем уважении к религии. Потому что религия на протяжении всего человечества сыграла колоссальную гуманистическую роль и в области образования, и в области формирования цивилизаций. Но, к сожалению, очень много и нехорошего было с ними связано. Поэтому наша задача, чтобы хотя бы не поощрять то нехорошее, которое имеет тенденции проявляться. То есть давать более универсальное знание, которое объединяет антагонистические, несовместимые противоречия.

Боже упаси говорить, что есть какая-то одна религия, а все остальные – ее частные случаи. Вы понимаете, мир сложнее, чем понятие религии. Есть реальность, первопричина бытия, из нее все выходит и религия, и атеизм. И вот если эту идею донести, то умный поймет и не будет продолжать каких-то нехороших тенденций. Ведь вы понимаете, что любое проявление нетерпимости в черни всегда благословляется молчаливо или по прямому указанию людьми, которые хоть что-то понимают. Чернь не способна долго воевать в религиозной войне, нужен кто-то умный, которому, с одной стороны, действительно открылось что-то духовное через ту или иную религию, а, с другой стороны, он еще недостаточно понимает. И возникает соблазн с помощью черни задавить другую религию. И мы имеем эту войну черни, но ее наверху кто-то благословляет явно или косвенно. Вы посмотрите, сколько сейчас в мире крови, терактов. Как это можно победить? По большому счету никак, только лишь давая правильные гуманистические, терпимые знания. Больше никак. Начнете рассматривать в рамках одной религии, у вас найдется миллион причин начать очередную войну».

Басим, Гр. Eka: «Если провести теперь проекцию из макро- в микрокосмос. То есть эту ситуацию рассмотреть в отдельном человеке. Теперь очень аккуратно брать сверхлогичное на зуб разума, боясь разрушить эту сверхлогику. Точно так же, как бояться разрушить своим разумом веру другого человека».

Вадим Запорожцев: «Поэтому я и говорю, что это очень кропотливое занятие. Честно сказать, у нас хотя и ругают коммунистов, что они 70 лет не допускали религий, но они взяли и перепахали это поле, чтобы каждый человек мог осознанно выбрать свою веру. Если раньше ты по умолчанию должен был быть представителем той или иной религии, то теперь это исключительно дело твоего личного общения с Высшим. И я считаю, что это положение вещей оправдано, когда церковь отделена от государства.

Ну представьте, если бы в Индии была церковь соединена с государством, а там этих религий миллион. Чем бы это заканчивалось – резней. На протяжении тысячелетий так и было. Тот или иной клан приходит к власти и начинает свою религию навязывать другим, те терпят, затем сами начинают навязывать свою религию. Мне нравится высказывание М.Твена, если не дословно, он говорил следующее: «Я молюсь господу Богу, чтобы никогда на Земле не было единой религии. Я молюсь, чтобы на Земле было сорок непримиримых конфликтующих сект. Потому что во время конфликтов и распри, они все плохое и звериное, что в них есть, тратили друг на друга, а все самое хорошее тратили на людей». Вопрос этот очень сложный. Развязывать его кавалерийским наскоком нельзя. Но и заигрывать с этим опасно, глазом не успеете моргнуть, как завтра будут очередного Джордано Бруно на костре жечь.

Вера религиозная или нерелигиозная – вещь очень деликатная. Пожалуйста, не отбирайте веру, если вы не знаете, как дать человеку что-то большее, чтобы он не отказывался от того, что было священно для него до этого, а вдруг понял, что все, что он считал священным – это частный случай чего-то более универсального. Если вы в этих вопросах ничего не понимаете, дистанцируйтесь от вопросов религий. Если вы придерживаетесь той или иной системы взглядов, пожалуйста, продолжайте в них верить. Более того, йога только укрепит вашу истинную веру в Высшее через любую религию.

Кто себя похвалит?»

Андрей Куликов, Гр.4: «На данном этапе моей жизни случаются довольно сложные ситуации изо дня в день, и я выхожу из них достойно».

Вадим Запорожцев: «Друзья, у нас по расписанию должна была быть тема «Свобода и знание», «Свобода и информация». Но давайте несколько поменяем наше расписание и рассмотрим тему «Свобода и смерть». Давайте мы взглянем на эту связку, ведь не секрет, что практически в любой стране, в любой нации были исторические события, где это была задача номер один, осмысление своей жизни. Что мы должны платить за свободу, какая цена не покажется маленькой. Мы знаем, что многие герои жертвовали своей жизнью во имя свободы своей страны, своей личной свободы. Давайте мы обсудим эту связку».

Михаил, Гр.3: «Я начну с того, что мы рассматривали йоги умирания. Смерть – это один из лучших механизмов, которое придумано нашим Высшим Я, чтобы избавится от кармических завязок, в которых оно запутывается в течение жизни, и позволяет нам осуществить возможность начать все с белого листа. Если говорить о героях, то здесь при пристальном рассмотрении работает Механизм защиты и продолжения рода. Если он реально идет на свою смерть ради сохранения большего числа людей, значит, он уверен в том, что ему дадут перевоплотиться. И вот этот момент смерти нужно очень четко связывать с тем, что у нас есть следующая жизнь».

Вадим Запорожцев: «Не совсем обосновано. Вот был он рабом, и сейчас дадут ему тело раба… Ладно, давайте не будем пока начинать с такой тяжелой аксиоматики. Высказываемся своими словами. В чем задача Открытого Йога Университета, чтобы вы научились думать самостоятельно, рассуждать, анализировать. Задача сделать вас свободными.

Сейчас будем еще больше расширять вашу свободу. В обязательном порядке каждый будет учиться преподавать йогу на английском. Вы должны не на словах, а на деле быть свободными. Вы должны ощущать, что даже если вы окажетесь в Новой Зеландии, в Папуа Новая Гвинея, вы там сможете прожить. Что такое английский? В Индии был санскрит, в Европе была латынь – язык научного общения. Английский – это по сути та же латынь. Вы должны мыслить самостоятельно, вы должны прорисовывать логические связки от своей повседневной жизни до каких-то высот в йоге.

С другой стороны, цель ОЙУМ это дисциплина. Я могу только одно сказать, что я очень благодарен своим учителями за жесткую дисциплину, потому что йога постепенно доходит, даже если раньше чего-то не понимал. А вот если бы звериная карма проснулась, если бы разгильдяйство проснулось, если бы проснулось скотское проявление, пришла бы вялость разума. При этом ты постепенно превращаешься в кисель и мутной водой стекаешь по жизни. Такого нельзя допустить. Поэтому я прошу вас подберитесь, от простого к сложному, от своей жизни к высочайшим положениям, давайте про вас поговорим».

Ирина Соломатина, Гр.4: «Мы говорили, что перед каждым человеком, кто отточил свой разум, встает вопрос о смерти. И зачастую этот вопрос принимает главенствующую роль, и все остальные вопросы могут отойти на второй план. И человек ищет ответ на этот вопрос. Мне кажется, что если рассматривать нашу жизнь в плане одной жизни, что я проживу ее, и на этом все закончится, или что завтра-послезавтра может наступить смерть, и на этом все закончится, то человек в этой жизни уже менее свободен. Человек при этом может рассуждать так: «Зачем мне сейчас вставать с постели и что-то делать, если на этом все закончится. А, думая о том, что на этом ничего не закончится, и жизнь будет продолжаться, будет еще одно рождение, даже если просто думать о том, что все, что я сделал продолжиться, то уже в этой жизни человек может более свободно творить и спокойно делать свои дела».

Света, Гр.4: «Я думаю, что смерть может как расширять нашу свободу, так и ограничивать ее. Все зависит от нашего отношения к этому. К примеру, человек задумался в этой жизни о своих проявлениях, он может просто устать от жизни, его могут окружающие обстоятельства угнетать. И вот он умирает, и в следующей жизни ему дается новый всплеск, и он все начинает с чистого листа. Он приходит ребенком, радостным, веселым, и в этом смысле это расширяет его свободу. Если мы подготовили в этой жизни почву для будущего рождения, это также может расширять нашу свободу, но если мы не подготовили почву, то есть не задумывались ни о чем, причиняли вред окружающим существам, то очень может быть, что мы родимся в следующей жизни в худших условиях, и тогда смерть сократит нашу свободу».

Елена, вольный слушатель: «Сразу два полюса отношения к смерти возникает – негативное и позитивное. По отношению человека к смерти, очень многое можно сказать о его взглядах, о его представлениях о жизни, о своем месте. Если человек относится к смерти положительно, она его освобождает. А если отрицательно, то порабощает».

Вадим Запорожцев: «Хорошо, я самоубийца, решил выйти из игры, мне все надоело, я перерезал себе вены и умер. Моя свобода больше стала или меньше?»

Ольга, Гр.4: «Мне кажется, что понимание того, что нас ждет смерть, дает возможность человеку задуматься о смысле жизни. Когда человек в этих размышлениях доходит до того, что смысл жизни есть, он пытается его найти и расширяет свою свободу. В этом случае смерть играет для него положительную роль. А если он не находит смысла в жизни (что и случается с самоубийцами), тогда это уменьшает его свободу».

Григорий, вольный слушатель: «Пришли следующие соображения. Аналогия с компьютером, есть кнопка Delete и одновременно кнопка Reset, которая перезагружает компьютер. То есть он сбрасывает все лишнее, перезагружается, все, проблема решена. Затем очень похожая ситуация с клавишей Delete, то есть, если представить, что в компьютере сломалась эта кнопка, то он вскоре перестанет работать, информации будет огромное количество, как же ее стирать потом.

Представьте, что на Земном шаре все стали бессмертными, никто не умирает, население Земли растет. Если бы не было смерти, именно так бы и было. Смерть освобождает место для новых вариантов, и эти новые варианты являются гораздо более устойчивыми, живучими к текущей ситуации. То есть дети быстрее адаптируются к изменяющемуся миру. Эго наше не хочет умирать, оно хочет жить вечно, несмотря на все вышесказанное.

Через десять-пятнадцать лет проблема бессмертия будет решена. То есть человека можно будет застрелить принудительно, но стареть и умирать он уже не будет».

Анна, Гр.4: «Если я умру сегодня, смерть сократит мою свободу, и это будет не очень уместно. Моя свобода и свобода еще многих людей сократится. Но когда мое тело постареет, и мой разум перестанет функционировать, и начнутся страдания на физическом уровне, и я уже не смогу чего-то достигать и расширять свою свободу и свободу других, тогда смерть будет моим спасением. Она даст мне возможность снова родиться, развиваться и даст мне период жизни, когда я смогу расширять свою свободу».

Вадим Запорожцев: «Как говорил Марк Твен, главное в этой жизни делать все вовремя, вовремя родиться и вовремя умереть».

Анастасия, Гр.4: «Мое понимание смерти неотделимо от понятия жизнь. А жизнь неотделима от понятия свободы. То есть, как человек относится к своей жизни, как он ее проживает, какой внутренней свободой он обладает, такой и является его дальнейшая жизнь. Допустим, в старости человек начинает болеть, и его внешняя свобода резко ограничивается. Но внутри человек продолжает любить жизнь, продолжает радоваться, продолжает ощущать свою внутреннюю свободу. И он принимает смерть как положительное явление. Если же у человека нет этой внутренней свободы, он зацикливается на увеличении своей внешней свободы, то он умирает в тот момент, когда он начинает страдать от того, что он болен. Смерть мало того, что приходит раньше, является также резко негативным явлением. Допустим, человек, который сидит в тюрьме. Он ограничен в своей внешней свободе, но у него есть два выбора. Либо ожидать скорейшей смерти как спасения, потому что он не хочет находиться в этих стенах, ему лучше умереть - в этом случае смерть не является положительным явлением. Либо он может как-то развиваться, расширять свою внутреннюю свободу и не обращать внимание на то, что его внешняя свобода ограничена».

Александр, вольный слушатель: «Я бы хотел рассмотреть смерть как некий механизм, который включается в тот момент на уровне нашего причинного тела, когда мы понимаем, что с помощью ассоциативных связей мы полностью нашу свободу начинаем ограничивать. И чем дальше мы начинаем направлять нашу энергию на ассоциативные связи, которые ограничивают нашу свободу, тем быстрее наступает момент разотождествления с собой, то есть смерть».

Вадим Запорожцев: «В том-то и дело, что эти вещи одна из другой не следуют. Я поясню для тех, кто не совсем ухватил мысль. Мы с вами, как пауки, плетем вокруг себя паутину нашей привязанности, наших стремлений, страхов, надежд. Понятно, что в детстве всего поменьше, а в старости уже всего очень много. И иногда получается, что мы такого наплели, что уже сами не можем выбраться, как паук, который много паутины наплел и сам в ней повис. Но от этого вовсе не следует, что вслед за этим автоматически идет разрыв всех связей, нет, они могут нарастать. Как раз то, что бы мы назвали процессом смерти, то есть резкий обрыв всех связей – это вещь совершенно неочевидная. Она не из чего не следует. Согласно высшей аксиоматике йоги, нет места смерти. В аксиоматике йоги нет положения о смерти, и там больше объясняется вопрос, откуда же она взялась, нежели вопрос, как от нее избавится. Во-первых, это вещи взаимосвязанные, во-вторых, то, что мы называем смерть, там рассматривается как вещь чудесная».

Анастасия, Гр.3: «Я вижу механизм смерти как сверхгуманное изобретение, потому что с наступлением смерти мы ничего не теряем, вектор нашего движения сохраняется. Но смерть дает нам дополнительный объем сил для движения по этому вектору. То есть, когда срабатывает этот механизм смерти и затем рождения, мы получаем приток тех ресурсов, которые у нас исчерпались в прошлой жизни, а вектор движения к свободе он сохраняется».

Вадим Запорожцев: «Давайте я поспорю, да, конечно, зубы разваливаются, глаза уже не видят, но мне вовсе не хотелось бы, чтобы сегодня, выходя из КЦ «Просветление» меня кто-нибудь пристукнул, и я заново родился. Я согласен еще в этом теле пожить. То есть фактор смерти – это не обязательно что-то положительное, почему же тогда все люди от него спасаются. Если бы он был только положительным, все бы радовались. Но мы видим прямо противоположную ситуацию, что мы не весело воспринимаем и не хотим туда попасть. То есть, не так все очевидно».

Анастасия, Гр.3: «Мне кажется, что относимся мы так к смерти, потому что у нас нет общего видения. Наш разум не может постичь сверхлогику этого механизма. Если мы будем доверять этому сверхлогичному механизму, тогда мы проще будем относиться, что сейчас настало время получить очередную порцию дозарядки».

Вадим Запорожцев: «А кто ж знает, когда оно настало? Кто может определить, когда оно настанет? Я, например, не знаю».

Басим, Гр.Eka: «Логика может определить. То есть в доме ресурсов нет, в нем жить уже невозможно».

Вадим Запорожцев: «Подождите, здесь немного по-другому вопрос, это тогда дополнительные определяющие факторы. Но сама по себе смерть может быть фактором неприемлемым. Я согласен, бывают случаи, когда приемлемый, бывают, когда неприемлемый. То есть нужно разбираться, или нет? Или любая смерть приемлема? Сегодня придете домой, включите телевизор, и там будет сказано, что определенное количество людей погибло по разгильдяйству. А вы будете говорить, как вовремя они умерли, как знали все. А зачем дороги ремонтировать, зачем употребление наркотиков сокращать, пусть жрут побольше, им как раз время подходит».

Игорь, Гр.3: «Если есть свобода, значит, нет страха. Если нет страха, значит, мы можем уже изучать такой феномен как смерть и понимать, что каждый будет участвовать в этом процессе. Ты начинаешь более осознанно относиться к своей жизни, понимаешь, что какие-то моменты не стоит совершать и ускорять».

Вадим Запорожцев: «Итак, добавился фактор – отношение к смерти, наличие или отсутствие страха».

Вячеслав Карандасов, Гр.3: «На мой взгляд, понятие свободы много выше, чем понятие смерть. Мы можем волеизъявить жить нам или не жить, то есть понятие свободы оно намного сильнее, больше, выше».

Вадим Запорожцев: «То есть, надо в первую очередь рассматривать понятие свободы, а понятие смерти рассматривать как второстепенное и анализировать, приведет ли очередная смерть нас к увеличению свободы или, наоборот, к сокращению».

Настя Михеева, Гр.3: «Буквально на прошлой неделе я провела небольшой эксперимент. Примерно десяти своим знакомым я задала такой вопрос: «Что бы изменилось в вашей жизни, если бы вы точно знали, что вам осталось жить неделю, месяц и т.д.». Ответы были разные, но похожие, люди стали говорить о своих мечтах. Кто-то начал говорить о том, что поехал бы в путешествие, о котором всю жизнь мечтал; кто-то бы рисовать начал; а одна женщина мне сказала, что всю жизнь мечтала прочитать книгу «Маленький принц» в оригинале, и для этого она бы выучила французских язык. Люди получили доступ к своим мечтам, к своему счастью. То есть, благодаря тому, что они осознали факт своей неминуемой ближайшей смерти, они получили какой-то глоток свободы».

Вадим Запорожцев: «Это мне напомнило старый советский анекдот, смыл в следующем. Гигантский метеорит летит к Земле и через три дня должен упасть, и все человечество погибнет. Стали исследовать, что люди в каждой стране делают. Посмотрели Америку, все пьют, ушли в разгул. Во Франции все любовью занимаются поголовно. Смотрят в Советский Союз, а там люди на демонстрациях с лозунгами «Пятилетку за три дня!»

И тут та же ситуация, фактор смерти заставляет нас спрессовать жизнь и то, чем мы планировали заняться в будущем, начать делать прямо сейчас. Потому что человек такое существо странное. Он живет либо прошлым, либо будущим, но очень редко настоящим. Он говорит «ой, как было замечательно жить тогда, а сейчас как плохо, или «вот сейчас мне плохо, но потом заживу хорошо». И в итоге всю жизнь не живет. А фактор смерти отрезвляет и дает понять, «а когда ты собираешься жить?» У Юлия Цезаря был девиз проживать каждый день жизни, как если бы это был последний день. Иногда гораздо легче определиться, чего ты хочешь от жизни, когда ты спрашиваешь себя, а если я завтра умру, сделал я все то, что я хотел сделать в жизни».

Юля, Гр.3: «Насколько я помню из йоги умирания, что смерть – это наш прямой шанс вырваться на свободу. Причем в самом механизме умирания нам дается три шанса, если более подробно рассматривать. Это зависит от того, насколько мы осознаны в смерти, и с чем мы пришли к этому состоянию. Соответственно, при жизни нужно развивать осознанность различными практиками йоги, чтобы этот момент использовать по максимуму, не возвращаться в свои ассоциативный связи и осознать свое Высшее Я».

Вадим Запорожцев: «Йоги и йогини древности в своих корыстных целях просветления научились использовать даже смерть. Действительно, практики йоги умирания, как и любые практики йоги, призваны увеличивать нашу свободу. Вы помните, что йога – это система самопознания, увеличивающая нашу свободу. Вы помните, что в момент смерти происходит масса интересных явлений, и если грамотно их использовать, то даже сам момент смерти вне зависимости от того, что к нему привело или что у тебя было до этого, дает предпосылки резко увеличить свою свободу».

Алсу, вольный слушатель: «Я хочу рассмотреть такой момент, казалось бы, мы абсолютно свободны выбрать обстоятельства и время смерти для себя или для другого человека. Если же мы позволяем себе это и лишаем жизни себя или другого, то мы резко ограничиваем свою свободу, либо в буквальном смысле, либо посредством кармы».

Вадим Запорожцев: «То есть связка свобода и смерть подразумевает, что можно грамотно воспользоваться своей смертью и увеличить свою свободу, а можно неграмотно и уменьшить свою свободу».

Анастасия, Гр.2: «Я бы хотела предположить, почему все боятся смерти. Если вспомнить аксиоматику, то единственное, что мы можем переносить из жизни в жизнь – это опыт. У каждого из нас, если мы не первую жизнь живем, был опыт умирания. Именно процесс умирания связан с процессом растворения принципов. Я думаю, что процедура не из самых приятных, поэтому мы все помним, что это такое, и стараемся избежать этого».

Вадим Запорожцев: «В комментариях к трактату Йога Сутра Патанджали есть очень интересное обоснование страха смерти. Боимся мы лишь того, что уже пробовали. Отсюда следует, что если мы боимся смерти, значит, мы уже это пробовали, запомнили, что это было неприятно, и уже в этой жизни побаиваемся. Но вопрос этот открытый.

Если отходить в сторону, в том-то и заключается проблема, что в некоторых случаях смерть превращается в высочайший шанс. Вопрос в том, в какой степени неведения человек находится в момент умирания. Если процент неведения большой, то, действительно, это очень неприятно умирать, а потом вновь рождаться. А вот если ты достиг какого-то уровня познания того, чем ты являешься на самом деле, то это превращается в опыт.

Вы можете поехать заграницу и посмотреть, что вам покажут экскурсоводы, а тут это светопреставление разворачивается само по себе. Вопрос в том, что затрагиваются глубинные моменты устройства, но основную роль играет наше отношение к ним. А это отношение определяется степенью нашего неведения.

Почему во многих религиозных учениях большое внимание уделяли тому, в каком состоянии человек умирает. Для этого придумывали процедуры исповедования перед смертью. Мы наблюдаем это в качестве традиции. Так как, действительно, если та или иная религия, философия несла какие-то высшие знания, то человек пред смертью их вспоминал, утверждался в них, и даже не смотря на оставшуюся степень неведения, преодолевал этот процесс умирания легче. На этом построена знаменитая практика в Тибете, книга мертвых. Где еще перед смертью человеку начинали читать эту книжку вслух, чтобы он ее заучил. Там перечисляется, какие процессы должны происходить при его смерти. Потому что, если он будет это знать, он не будет метаться и сможет превратить это в часть практики, грамотно воспользоваться ею и родиться в лучшем месте, увеличить свою свободу».

Сайора, Гр.4: «Я хочу несколько с другой стороны посмотреть на отношение свободы и смерти. Вспомнить о том, что наш уход из жизни связан с нарушением первого принципа в йоге по отношению к нашим родным и близким».

Вадим Запорожцев: «Сразу под сомнение ставлю. Вопрос, в каком возрасте вы уходите из жизни. Представьте, что вы парализованный больной, которого кормят из ложечки. Ваши родные и близкие не живут своей жизнью, а привязаны к вам. Поэтому, как посмотреть на ситуацию, может, наоборот, моя смерть будет на благо всех живых существ».

Сайора, Гр.4: «Хорошо, тогда я по-другому скажу. У каждого из нас есть дорогие, любимые люди, которые зависимы от нас, которых мы любим, которые любят нас, по отношению к которым мы испытываем определенную ответственность. И осознание этого, что если ты уйдешь из жизни, ты причинишь им вред, заставляет тебя делать некие шаги, которые расширят их свободу и косвенно и твою свободу расширят».

Вадим Запорожцев: «То есть фактор отношения окружающих людей к процессу смерти».

Андрей, Гр.4: «В йоге нет ничего плохого и ничего хорошего, есть уместное и неуместное. Смерть может быть уместной, когда человек реализовал себя, достиг каких-то целей, вышел на тот уровень, который хотел. Человек понимает, что он все сделал, и следующий шаг уже в следующей жизни. Он умирает с чистой совестью. А неуместно, например, когда люди попадают в катастрофы, может это сверхлогично, мы не может это понять. Но с человеческой точки зрения, это неуместно. Также все зависит от того, на каком уровне человек находится в момент смерти».

Елена, Гр.4: «Я бы хотела сделать привязку между смертью и верой. Потому что часто можно видеть, что именно перед фактором смерти человек начинает задумываться о высшем. Большинство религий, философских систем так или иначе связаны с фактором смерти. А так как наше современное западное общество – это общество потребления, и оно больше ориентировано на сиюминутные наслаждения, то в нашем мире смерть становится чем-то маргинальным. Полтора века назад люди к смерти относились проще, медицина еще не была достаточно развита, и смерть была более привычным событием. Фактически каждый третий ребенок умирал, и продолжительность жизни была меньше. В наше время смерь выносится за скобки жизни, и та разница, которая получается между жизнью и смертью, она заставляет нас относится к смерти не так. Это сокращает нашу свободу, потому что, если бы мы воспринимали смерть как нечто нормальное, это бы не ограничивало нашу свободу».

Ирина, вольный слушатель: «Я хотела подчеркнуть важность момента. У всех бывают переходные моменты, когда нужно сменить курс и взять новый поворот. В этот момент многие вещи бывают не определены, нет почвы под ногами, и важно жить в настоящем моменте. Я жила в разных местах, жила в штатах, жила и в Австралии. Когда резко меняешь социум, обстановку, то возникает ощущение, что нужно сконцентрироваться на настоящем моменте и жить сейчас».



Друзья здесь вы можете скачать Текстовый, Аудио и Видео варианты
,форматы doc, fb2, mp3, flv:

Скачать Аудио Вариант1 MP3 Web 32кб/с, 21мб

Скачать Аудио Вариант2 MP3 Full 128кб/с, 84мб

Скачать Видео Вариант FLV, 217мб

Адрес где нас найти,контакты: Международный Открытый  Йога Университет, "Культурный центр «Просветление», Школа Анандасвами. Россия, г. Москва, метро Новослободская, ул. Долгоруковская, д.29, телефоны в Москве:8(499)251-21-08,8(499)251-33-67, e-mail: HappYoga@mail.ru, www.openyoga.ru, www.yogacenter.ru, www.happyoga.narod.ru.
Можно ли копировать.Права:
Лицензия Creative Commons. Вы можете копировать, тиражировать и распространять эту лекцию, желательно делайте ссылку на наш сайт www.openyoga.ru
Благодарность всем тем,кто работал над материалом:

Шаблон
опубликовал(а)-Куликов Андрей
Текст напечатал(а)-Юля Тарабарина

Текст отредактировал(а)-Юля Тарабарина

Текст опубликовал(а)-Алексей Тарасов
Краткое описание составил(а)-Юля Тарабарина

Рисунки и фото создал(а)-
временно отсутствуют 
Английский перевод выполнил(а)-
временно отсутствуют 
    
Контрольные вопросы: временно отсутствуют
Ответы на контрольные вопросы:
временно отсутствуют

Глоссарий-Словарь-Энциклопедия непонятных терминов йоги здесь: www.wikiyoga.openyoga.ru  

alt

 

Друзья, если что то не работает на сайте или вы нашли ошибки, неточности и не соответствия, то пожалуйста зайдите сюда www.openyoga.ru  и сообщите ответственному об этом.