Название лекции :

Йога и свобода. Вадим Запорожцев. 

photo vadimАвтор: Вадим Запорожцев,
Дата:
2011.04.16.

Где:
Международный Открытый  Йога Университет

Краткое описание: В лекции затрагивается тема «Йога и свобода». Йога – система самопознания, которая ведет к свободе. Свобода вещь замечательная, но как донести до людей, что свобода – это замечательно. Обратите внимание, сколько людей живет в рабстве? Сознательно! Они боятся потерять свои оковы. Как донести идею, что жить в рабстве плохо? Участники дискуссии пытаются найти ответы на эти вопросы. Начинается обсуждение темы «Йога и вера», которое будет продолжено на следующей лекции.


Скачать Текст, Аудио, Видео Варианты здесь: www.openyoga.ru
Слушать Аудио:
    


Смотреть Видео:  

Читать Текст:

Сегодня 16 апреля 2011г. Меня зовут Вадим Запорожцев. Я преподаю йогу. Находимся мы в Культурном Центре «Просветление» возле м. Новослободская в г. Москве. Это лекции Международного Открытого Йога Университета. Вся архивная информация на наших сайтах www.openyoga.ru, www.yogacenter.ru, www.happyoga.narod.ru. Наши бесплатные интернет йога курсы для самостоятельного изучения йоги на сайте www.kurs.openyoga.ru. Все наши обучающие фильмы, занятия в нашем магазине www.shop.openyoga.ru.

Сегодня мы продолжим тему «Йога и Свобода». Тема эта достаточно сложная, трудная в восприятии. Требуется огромное количество времени, усилий, интеллектуальных попыток, дабы осмыслить ее. Не говоря о том, чтобы внедрять ее в свою жизнь. На прошлом занятии мы с вами также начали рассматривать достаточно интересный раздел, как доносить до людей смысл свободы. Но прежде чем мы продолжим эту тему, есть ли желающие нам напомнить, к каким выводам мы уже пришли?

Лена, гр. Чатур: «Мы пришли к выводу о том, что нужно дарить свободу, не ожидая результата. Еще речь шла об Авторитетном свидетельстве. Если мы чего-то в жизни добились, то мы можем своим примером, если это уместно, если люди интересуются, показать чего мы в жизни добились, благодаря йоге».

Вадим Запорожцев: То есть стать таким образцом. Были такие популярные веяния в нашей русской среде, на манер американцев, люди носили значки «Хочешь похудеть? – Спроси меня как!». Вот можно также носить значок «Я свободен! Хочешь стать таким же? Спроси у меня как!

Еще чем мы занимались? К каким выводам пришли? Адреналин-кнопка!»

Татьяна Семёнова, гр. Чатур: «Мы говорили о том, что, чтобы сделать человека свободным, надо его любить. И также необходимо делать всё возможное и не ожидать результата».

Мила Косумова, гр. Три: «Помню, что в начале мы долго обсуждали про чувства и свободу, в частности, про поток информации, который нам приходит из вне, про то, что мы должны контролировать его. И о том, как доносить знание до других, как привить вкус к свободе. Еще было множество предложений, какую тему развить на следующей лекции. И предложили рассмотреть тему «Воля и Свобода».

Вадим Запорожцев: «Была еще одна очень интересная точка зрения, что прежде чем пытать рекламировать свободу, прежде, чем пытаться доносить свободу до других, надо уважать свободу других. Предполагать, что другие люди имеют право на свободу.

На первый взгляд кажется, что это совершенно неуместное замечание. Ну как так, причем здесь это?! Причем здесь тот факт, что, прежде чем доносить идею свободу до других, надо уважать свободу других, что они имеют право на свободу?! А на самом деле из-за нарушения этого пункта были все самые большие трагедии в истории человечества. Когда с известной периодичностью возникают либо маньяки-одиночки, либо группы товарищей, которые действуют под лозунгом «Загоним железной рукой коммунизма человечество в Рай» или что-то в этом роде, например, «Цель оправдывает средства».

Получается такое двойное противоречие, с одной стороны мы хотим донести свободу до других, но в то же самое время отрицаем их право на то, чтобы быть свободными в том моменте, принимать ли этот посыл свободы или отвергать, принимать ли эти хорошие побуждения по рекламированию свободы или нет.

На прошлом занятии мы этого касались. Но я еще раз хочу, чтобы мы заострили внимание на этом моменте. Вся трагедия после 17 года в России была не в том, что большевики были чудовища, как их сейчас пытаются представить, полуидиоты полумаргиналы, нет, это были в большинстве своем порядочные, интеллигентные, творческие, сильные личности. Но вот, к сожалению, осмыслить, что тема свободы много сложнее, чем тема политических переливаний из пустого в порожнее, жонглирование идейными словами, у них не вышло. Они скатились на насилие. Они якобы хотели дать свободу и при этом скатились на насилие. Стали свободу эту отбирать.

Я говорю об этом потому, что это беда любой школы йоги. Все школы йоги рано или поздно с этим сталкиваются. Пока во главе школы йоги Учитель уважаемый, он пытается держать ситуацию, уравновешивать ее. Но вот Учитель ушел в Самадхи, и возникает серьезный момент после его ухода – «Что делать дальше? Кто будет главным? Какие будут взаимоотношения? Кто самый главный Йог? Что делать с теми, кто не согласен с мнениями большинства? Как вести себя меньшинству?». Эти проблемы, если вы изучали историю революционного движения, раскол на большевиков и меньшивиков, он под кальку переносится на любую школу йоги! Рано или поздно с этим сталкиваются все. Люди, которые пытаются осчастливить человечество, но в результате сами не осознают, за какой колоссальный труд они взялись.

Об этой теме мы сегодня еще должны очень основательно поговорить. Кто еще хочет проявить себя и как-то поразмышлять на эту тему? Как донести идею свободы до других? Как донести эту идею, что жить в рабстве плохо?»

Григорий, вольный слушатель: «Сначала рисуем человечка, человечек изначально свободен, нет никаких ограничений и проблем. По сути дела сектора свободы они условны. Изначально человек ничем не ограничен. Появляется глупость».

Вадим Запорожцев: «А откуда же она появляется?»

Григорий, вольный слушатель: «А вот так берет и появляется».

Вадим Запорожцев: «Нет, Григорий, так не пойдет. Я лишаю вас слова, потому что у нас сегодня сложнейшая тема, каждая секунда на счету. Если мы будем уходить в сторону, то мы ничего не успеем. Давайте так, вы подготовите плакат на следующую лекцию».

Григорий, вольный слушатель: «Давайте 30 секунд, и я вам все нарисую. Вот у нас сегмент неведения».

Вадим Запорожцев: «А неведение от глупости чем отличается?»

Григорий, вольный слушатель: «Они практически не отличаются, они очень похожи».

Вадим Запорожцев: «Я не спрашиваю, чем они похожи, я спрашиваю, чем они отличаются?»

Григорий, вольный слушатель: «Вы отнимаете у меня 5 секунд своим вопросом. Далее страх исключает сегмент свободы, пассивность, лень и т.д. В результате человек оказывается в рабстве».

Вадим Запорожцев: «И как же донести до других идею свободы?»

Григорий, вольный слушатель: «Очень просто, убираем страх, убираем неведение, убираем пассивность, приходим к изначальному состоянию».

Вадим Запорожцев: «Да, Григорий, вы вернули к себе доверие. Браво!

Только один момент, мы уже это обсуждали, все эти сектора можно было не рисовать, так как это все сводится к неведению. Можно было бы нарисовать некую пирамиду, где основание – это неведение, а все остальное как бы надстройки, вы выбиваете неведение, а все остальное само падает.

Еще раз напоминаю, йога – система самопознания, которая ведет к свободе. Свобода вещь замечательная, но как донести до людей, что свобода – это замечательно. Обратите внимание, сколько людей живет в рабстве? Сознательно! Они боятся потерять свои оковы».

Анна Юрина, гр. Чатур: «Мне кажется, что очень часто трудно передать этот импульс, потому что люди в большинстве своем не верят в то, что положение вещей может быть каким-то иным. Я приведу пример. На одной из лекций мы обсуждали введение занятий йогой в школах. Первая реакция – это негатив, отрицание, что это невозможно, нереально, нет веры. Я могу сказать, что я имела опыт проведения исследования, правда не в нашей стране, о том, каким образом это возможно сделать. По результатам этого исследования выяснилось, что это возможно, и основным фактором является необходимость того, чтобы образовалась критическая масса людей, которые верят, что своими делами можно передать этот импульс другим людям».

Вадим Запорожцев: «Интересное мнение. Хотелось бы некоторые моменты поясняющие добавить. Во-первых, скепсис в этой дискуссии самый большой проявлял я. Поэтому мне и отвечать.

Я, действительно, считаю, что как только йога начнет внедряться в школы насильственно, то это будет начало конца йоги. Если вы хотите убить какое-то начинание, то можно сделать очень просто – сперва это начинание подкормить, а потом урезать рацион питания. Самостоятельно зарабатывать себе на кусок хлеба это начинание не научилось, потому что его долго подкармливали, оно разрослось достаточно серьезно, а потом в одночасье осталось на голодном пайке и без средств к существованию быстро умерло.

Поэтому искусственное продавливание этой темы через государственные структуры или другими словами через деньги налогоплательщиков, которые не догадываются, на что идут эти деньги – заведомо тупиковый, опаснейший путь для йоги. Это с одной стороны.

С другой стороны, вы, вероятно, свидетели, что в нашем сообществе идет другая жаркая дискуссия по поводу проблемы также очень острой. Это внедрение религиозного образования в средние образовательные школы. Я не открою вам секрет, если скажу, что общество диаметрально поделилось на два непримиримых лагеря, готовых уже поубивать друг друга, если говорить фигурально.

Мне бы совсем не хотелось, чтобы таким же фактором плодилась ненависть к йоге. Не потому, что она плохая или хорошая, а потому, что ее таким образом навязывают.

Тритий момент. Вы замечательно заметили, что исследования были не в нашей стране. Дело в том, что если вы начнете рассматривать такие страны как США или страны Европы, с долгой историей внешней свободы, я обращаю внимание на слово «внешней», потому что степень свободы живого существа можно определить только лишь в сравнении. Так вот там есть известный иммунитет, который выливается в несерьезное отношение. Там несколько более мягкие люди, более спокойные, более толерантные. В этом смысле я вижу положение йоги такое, как оно должно быть в отношении религии, науки, медицины. Я хочу вам напомнить, что у нас в стране церковь отделена от государства. Религия - частное дело каждого живого существа. Вот хотелось бы, чтобы и йога была также частное дело каждого отдельно взятого существа. Так же как и наука. С медициной сложнее, там есть опасность, ведь, если кто-то берется лечить, то более прямой вред наносится. Но не об этом.

Конечно же, можно набрать критическую массу. Есть политтехнологи, которые завтра же вам ее наберут, сделая известные манипуляции, известные финансовые вливания в нужные места. Нужно знать определенные болевые точки, на которые нужно надавить и подмасливать, где надо. К сожалению, этим страдают определенные структуры религиозного характера, которые занимаются паразитизмом. Эксплуатируют какие-то несчастья людей, какой-то страх или неуверенность в себе, дабы расширить свое влияние. Это технологии, реальные технологии. Но они противоречат самому духу йоги – свободы. Человек превращается в какой-то винтик, который мы начинаем зомбировать, чего мы не хотим делать.

Но все равно очень хорошая точка зрения. Замечательно. Кто еще что хочет добавить?»

Марина, гр. Чатур: «Мне кажется, нужно сначала волеизъявить обрести и расширить свободу. Без волеизъявления невозможно избавиться от страха, глупости и лени, т.е. от неведения, без волеизъявления ничего не произойдет. Воля есть реализация расширения нашей свободы. Если человек не волеизъявляет расширить свободу, то мы ничего не можем сделать, т.к. свобода человека священна».

Вадим Запорожцев: «Да, но как его сподвигнуть на это волеизъявление?! Именно в этом дискуссия. Проблема следующая. Йога призывает нас к свободе, йога призывает нас уважать свободу других. В то же самое время мы видим массу людей, которые живут в несвободе и палец о палец не хотят ударить, чтобы сделать хоть один шаг к свободе. И вся дискуссия заключается в том, что мы можем сделать для этих людей».

Юля, гр. Чатур: «Я думаю, прежде всего, нужно создать условия для тех людей, которые, может быть, не знают, что они хотят заниматься йогой, не знают, что такое йога, но есть желание и потребность, которую они еще не знают как выразить. И если у них хотя бы будет возможность познакомиться с тем, что это такое, то, возможно, они на этот путь встанут.

В данный момент, как мне кажется, положительная ситуация в том, что о йоге много говорят. Если никакой информации нет, то человек боится».

Вадим Запорожцев: «Поступило также интересное предложение – показать людям, что ты живешь так-то и так-то. Что твоя жизнь такая-то и такая-то. И есть альтернативный вариант жить эдак и эдак, и жизнь у тебя будет другая. Тем самым поставить человека перед выбором. Тем самым мы не нарушаем свободу воли, не навязываем. Мы просто апеллируем хотя бы к той части свободы, которая у человека уже есть, в каком бы скотско-рабском состоянии он не был. Говорим ему, чтобы он посмотрел туда и посмотрел сюда и сам для себя решил, по какой дороге он пойдет.

И второе замечание было в отношении того, что о йоге много говорят. Действительно, когда есть такой информационный поток «йога..йога..йога», то она становится на слуху, и люди начинают ее меньше бояться. Другой разговор не переборщить бы, чтобы тошнить не начало от слова йога. Но, по сути дела, это сводится к первому».

Анна Эсауленко, гр. Чатур: «Мне кажется, чтобы человек волеизъявил стать свободным и заниматься йогой, его нужно вдохновить собственным примером своей свободы, своей жизни. Именно этот фактор вдохновения».

Вадим Запорожцев: «Вообще нужно было бы записывать все моменты, которые мы озвучиваем. Итак, всплыл на поверхность фактор вдохновения. Если мы в состоянии вдохновить других людей той идеей, что свобода – это замечательно, то даже при отсутствии знания, при отсутствии других составляющих, это вдохновение может натолкнуть их на идею волеизъявить также обрести свободу. Хорошее замечание».

Юля, гр. Три: «В дополнение к Юлиным словам. Когда мы даем человеку выбрать из того, что «если ты будешь делать так-то, то будут такие последствия, а если по-другому, то другие», то есть, давая ему выбор изначально, мы сразу закладываем правильный фундамент того, что он изначально чувствует вкус этой свободы. То, к чему мы идем. А не навязывать это.

Когда человек понимает свою ответственность, которая в дальнейшем может быть тотальна, то у него этот вкус прививается изначально. И человек этот выбор может делать более осознанно».

Вадим Запорожцев: «Я был свидетелем одной истории. Реальная история со мной приключилась.

До революции наша страна буквально бурлила идеями. Там была и йога, которой Станиславский занимался. И чего только там не было. После революции мало что осталось. И вот один эзотерический философ, знаток дореволюционной эпохи, обсуждал, как должна выглядеть обложка одного из журналов, посвященных эзотерической тематике, и на разговор он принес их штук 5 разных, чтобы было из чего выбрать, вроде как. Но при этом он говорит, что выбрал бы не вот эту гадкую обложку, а вот эту хорошую. Вроде как, и выбор есть и вдохновение по отношению к одной из обложек».

Юлия Литвинова, гр. Эка: «Я хочу сначала рассказать историю, а потом обобщить.

У меня есть одна знакомая, которая также занимается йогой и работает в одном из учреждений. И, конечно, глядя, что она продвигает косвенно йогу в жизни, сотрудники интересовались, куда лучше сходить на занятия йогой и даже ходили. Более того, на днях рождениях сотрудников делали такие подарки, как абонемент на занятия йогой. Должна сказать, что ничего хорошего из этого не получилось, люди не стали дальше ходить. В других сферах они стали проявлять творчество и большую свободу. Но также были сотрудники из других отделов, которые менее тесно контактировали с ней, вот они-то как раз и стали ходить. Через какое-то время у них изменилась жизнь, пошло какое-то движение.

К чему я все это рассказываю? К тому, что порой бывает очень трудно просчитать. Ты думаешь, что рядом с тобой находятся люди, которые пойдут, а получаются так, что идут другие люди, на которых ты не рассчитываешь.

Поэтому, я вспоминаю, как мы проходили лекции по Триаде, и там был такой афоризм: «Ты должен сделать все от себя зависящее, чтобы помочь стать Богом», а останешься ли ты или придет другой, будет известно потом, шестеренки кармы прокрутятся и тогда уже.

То есть я думаю, что мы должны делать все от себя зависящее, а какой будет результат, и через сколько это будет жизней, просчитать сложно. Но он будет!»

Вадим Запорожцев: «Да, отлично. Я хочу заострить один момент. Помните эту поговорку: «Нет пророка в своем отечестве»? Вам гораздо легче убедить людей, с которыми вы не знакомы, в ценности йоги, чем своих родных и близких. Не воспринимают они нас как авторитетное свидетельство. И наоборот, чем больше мы начинаем как-то им помогать, давать абонементы, результат почти всегда нулевой.

Это, действительно, очень интересный феномен, который наблюдается. И абсолютно правильно, что в этом смысле возникает некая двойственность. Вот, скажем, ты живешь, у тебя семья, жена, дети, родители. И вот дилемма, если ты будешь давать им йогу, то ты опять же попадешь в этот механизм «нет пророков в своем отечестве», и они не воспримут. С другой же стороны, тебя начинает совесть мучить. Ведь ты такой здесь рядышком счастливый билет, шанс изменить жизнь к лучшему и молчишь. И внутри очень противоречивое чувство, я знаю по себе, все знают. С одной стороны, ты понимаешь, что не воспримут, но и молчать не можешь.

Здесь остается только одно – сделать все от себя зависящее. Можно сказать, кармически развязаться. «А останешься ты или придет другой…» имеется в виду, что будешь ли ты этим звеном или нет, не важно. Ты дал этот шанс, эту возможность, а пошло не пошло, тут ты должен относиться спокойно по-кармайоговски снисходительно и, не узнавая, сходил ли человек или нет.

В связи с этим есть такое правило, если у вас есть люди, которые на ваш взгляд нуждаются в йоге, но вы помните, что из ваших уст они не воспримут (а кармически вам нужно развязаться), то имеет смысл сделать следующую вещь. Взять за руку или подарить абонемент, привести, а дальше даже не спрашивать, понравилось или нет, будет ходить или нет. Конечно же, в большинстве случаев ходить не будут. Но вы должны помнить, что вы не авторитет. Близкие люди они на то и близкие, что мы не авторитет. Если бы мы были авторитет, то мы бы уже не были близкими.

Все в мире меняется, идут годы, и вот уже потом, может быть, человек другими путями дойдет до осмысления, что ему надо заниматься йогой, но у него уже есть один очень положительный фактор – он знает, как это делается. У него эта бороздка уже прочерчена, и теперь нужно лишь небольшое усилие, чтобы по этой бороздке разломилась его негативная карма.

Я всегда сравниваю со стеклорезом. Стекольщик берет лист стекла, раз прочертил царапинку, ее даже не видно. Но, когда жизнь начинает нас ломать об колено, все очень ровненько ломается. Очень хорошее замечание».

Александр, вольный слушатель: «Различные проявления свободы предполагают различные проявления ответственности. И настоящее положение вещей показывает, что большинство из нас не готово к ответственности».

Вадим Запорожцев: «Получается, что мы рекламируем свободу. А мужик сидит и думает, что свобода-то свободой, а обратная сторона медали? За меня никто отвечать не будет. Теперь получается, что все проблемы – мои проблемы, так как я свободен.

Мне рассказывали одну историю про крепостных. Вы помните, что современная прописка – это наследие еще крепостного права, которое дожило до 21 века, что является, с моей точки зрения, просто вызывающем. Я на каждой лекции эту тему давлю, давлю, давлю, потому что, когда пройдут годы, и мы узнаем, сколько Ломоносовых мы убили с помощью этой прописки – будет стыдно. И я не хочу, чтобы было стыдно мне. И я буду, как глас народа кричать от лица этого пьяного Михаила Васильевича, который лежит пьяный, не может членораздельно ничего сказать, потому что его в Москву не пустили, боится вообще что-то сказать. Вот от его лица, чтобы мне не было стыдно.

Но мы о другом. Крепостное право, которое отменили сверху. Какая была ситуация не будем вдаваться в детализацию, но крепостное право было очень удобным для большой прослойки крестьян, потому что крепостное право предполагало не только барщину, но и ответственность за крестьян в случае недорода (когда нет урожая), в случае стихийных бедствий, т.е. барин должен был кормить своих крепостных. А тут «бац» и свобода. То есть, с одной стороны, с тебя ничего не требуют, а с другой стороны, ты предоставлен сам себе. Никто тебя не будет кормить, о тебе заботиться, думать. Я, конечно, сейчас эту ситуацию очень плоско описал. Жизнь, безусловно, была много сложнее. Но ведь факт остается фактом, что некоторые люди просто боятся отвечать за себя. И они в страхе думают, зачем им такая свобода. Хотим быть рабами, но чтобы кормили исправно. Да, звезд с неба хватать не будем, но теплую лазейку найдем и будем там изображать лояльного раба. Будем изображать, что работаем, что полезны, что надо нас хвалить. В результате этого вырастает такая прослойка людей, которые не любят работать, не хотят работать, ненавидят работу, потому что это идет все из рабства. И от рабства они отказываться не хотят. И это очень страшная на самом деле вещь.

Был Советский Союз, в СССР, если вам исполняется 18 лет, вы становитесь совершеннолетним, и вы не работаете, то вас вполне на законных основаниях могли привлечь к ответственности и посадить за тунеядство. Была такая статья «за тунеядство». Люди, которые не работали, подвергались жесткому карательному прессингу. Люди многих творческих профессий в эти годы шли работать дворниками, сторожами, чтобы была непыльная работа, чтобы была трудовая книжка.

Так вот у нас не было безработных. Их в принципе не могло быть, если была статья за тунеядство. Каждый мог претендовать на какой-то минимум денег. С голоду не умереть, но и не шиковать. Потом рухнула советская система. Началась анархия, собственно, и сейчас идет в некоторых своих проявлениях. И что мы видим сейчас? С одной стороны, свобода, а с другой стороны, совершенно наплевательское отношение к каждому из вас. Ах, у тебя нет работы? Ну и не работай, сажать мы тебя не будем, и кормить мы тебя тоже не будем, сдохнешь под забором – твои проблемы, ты свободен.

И вот, вдруг, как-то бывшим тунеядцам советским стало не по себе. За них перестали отвечать.

Почему тема свободы очень непростая тема? Потому что обратная сторона свободы – это когда ты сам за себя отвечаешь. Не дядя со стороны, а сам за себя.

Друзья, я вас прошу думать над этими темами. Эти темы, когда читаешь воззвания, политические лозунги или какие-то книжки, кажется тривиальной, нулевой. Вроде о чем тут говорить? Свобода – хорошо, несвобода – плохо. Это лишь на первый взгляд, а начнете копать, и ой как там все не просто. Мы с вами, к сожалению, наследники тоталитарной, двухцветной схемы мышления. У нас либо черное, либо белое. А тот факт, что черное может перейти в серое, а потом в белое, а белое в серое, а потом в черное, не говоря уже о других цветах и палитрах, до нас не доходит».

Сайора, гр. Чатур: «В этом вопросе есть абсолютный пример, пример Абсолюта. Надо помнить о том, что Абсолют говорит с нами на том языке, который понятен нам, и для того, чтобы понять, какой язык понятен, нужно найти с человеком этот общий язык. Определиться с его мировоззрением и с его пониманием мира, имея фундаментальные аксиоматические знания, мы всегда в другом человеке сможем высветить тот мир восприятия, в котором эти знания просвечиваются. Бывают такие варианты, когда люди, не зная об аксиоматике йоги, находя общий язык с миром, отталкиваются в этом познании от каких-то профессий. Кто-то познает в бизнесе в работе с деньгами, кто-то через музыку, кто-то через медицину. И если у нас есть эта особенность видеть, как человек воспринимает мир, то можно на его языке рассказать ему это все. Преподнести какие-то примеры.

Надо обязательно определиться также, к чему мы хотим прийти. Мы хотим привлечь к йоге или привить им вкус к свободе?»

Вадим Запорожцев: «Встречный вопрос, а есть ли разница?»

Сайора, гр. Чатур: «Ага… Мы уже сказали, что можно напугать этим. Йога у многих людей сформировала…»

Вадим Запорожцев: «Да, я понял вашу точку зрения. Я понял».

Сайора, гр. Чатур: «Прививая вкус к свободе на их языке, мы имеем ситуацию, что либо человек, пробуя эти знания, идет, и образуются далее ситуации, где он не знает, как поступать, он уже приходит к тебе спросить, как поступить. Опираясь на свои знания, он дальше идет к свободе. По-любому, рано или поздно он приходит к фундаментальным ведическим знаниям йоги, и, хочешь, не хочешь, он придет к тому, что йога она первична».

Вадим Запорожцев: «Браво! Действительно, очень интересная мысль прозвучала.

Вопрос очень серьезный. Свобода. Как донести ее до других?!

Очень глубокая мысль. Есть прецеденты. Как Абсолют общается с нами? Нам есть, у кого учиться. У Абсолюта. Или в терминах Йога Сутр Патанджали у Ишвар. Попытаться проанализировать, как Абсолют решает эту проблему. И прозвучало гениальное замечание о том, что Абсолют разговаривает с каждым на понятном лично ему языке. Причем разговаривает ненавязчиво.

Итак, к нашим перечисленным факторам, что мы должны давать много разных путей и ждать пока человек их выберет, добавляется то, что мы должны разговаривать на понятном для другого человека языке. Для йоги это очень важно.

Когда приезжает какой-нибудь умник и начинает на санскрите тут лекции читать, замечательные лекции, беда в одном – в Москве санскрит понимают 2,5 калеки. И то по своим каким-то другим соображениям они интересуются.

Поэтому вот этот вот фактор, что у нас есть пример, Абсолют, который поставлен в такую же ситуацию, что и мы с вами, как донести эту идею свободы до других. Ведь Абсолют создал нас по своему образу и подобию свободными. И в то же самое время он в состоянии донести до нас эту идею свободы. Разговаривая лично с нами, на лично нам понятном языке, подбирая какие-то термины и примеры, которые именно нам близки.

Прозвучала следующая мысль, что на самом деле законы мироздания везде одни и те же. И почему вы думаете, что высшие законы в йоге и высшие законы в том же бизнесе чем-то отличаются? У нас что два мира? Нет, у нас один мир. Поэтому высшие законы бизнеса, они, по сути, высшие законы йоги. Кому не нравится бизнес, возьмем культуру или искусство. Кто вам сказал, что высшие законы культуры или искусства отличаются от высших законов йоги? У нас что два мира? Нет, у нас единый мир. Значит высшие законы культуры и искусства – это высшие законы йоги. И, как следствие, есть люди, которые занимаются тем или иным видом бизнеса, культурой, наукой, еще чем-то. И если они чувствуют эти законы, то рано или поздно они их переоткрывают и приходят к тому же самому, чему учить йога. Безусловно, они их по-другому называют, безусловно, много трудностей возникает, потому что очень тяжело за частным видеть целое. Очень тяжело за деятельностью твоей маленькой компании, в которой помимо тебя еще работает 5 человек, увидеть законы мироздания, но они там есть.

Получается, что фактически с каждой группой людей можно разговаривать на понятном им языке, с привлечением понятных им терминов, и это доходит.

Вы будете смеяться, но у меня был реальный опыт. Я проводил многочисленные семинары по Сибири. Вы знаете, что наиболее платежеспособные, в том смысле, что они хотя бы билет до себя мне могли купить, предприятия в Сибири завязаны на наши ресурсы, а контингент, который интересуется йогой – это так или иначе связанный с финансами. Многочисленные тетечки-бухгалтерши и т.д.

И вот я попал в один банк, не буду называть какой, связанный с одной деятельностью, опять же не буду называть, там сидят передо мной тетечки-бухгалтерши, которые 40 лет писали дебет такого-то года и кредит такого-то года, они этот бухучет знают весь по памяти. Еще тот советский бухучет. Я по своей жизни тоже был близок этой теме. Тогда еще пошло это новое веяние перехода на Западный стандарт, я, кстати, не знаю, перевели или нет. Я знал, с одной стороны, подход советский, а с другой стороны, подход западный. И вот я им стал аксиоматику объяснять на примерах понятий бухучета. Вот энергия и сознание, у вас есть «дебет и кредит». Что такое долг, например, его же нет, это больше сознание. Или вот «актив», трубопровод, по которому нефть течет, это энергия, ты же можешь его потрогать. И вот я начинаю этими терминами сыпать и вижу у них в глазах уже просветление. Почему? Потому что я начал их языком говорить. Потом я говорю им, что вот у вас баланс, он должен сходиться, точно также и наша прана может либо так, либо так проявляться, но обязательно должно быть равновесие.

Потом уже пошли западные примеры. Западный бухучет - это скорее философия, чем просто перекидывания со счета на счет. Западный главный бухгалтер - это философ. То, что у нас называется бухгалтер, у них называется bookkeeping, это мальчик на побегушках. А главный бухгалтер – это как король. И тут мы с ними вышли на уже более высшие разделы йоги. Жизнь не проста, вы одну и ту же ситуацию можете осветить либо так, либо по-другому. И я чувствую, что начинает доходить. Сработал фактор авторитетного свидетельства. То есть, если пришел человек, который хоть что-то знает в их бухгалтерии, то, может, он и в йоге что-то понимает. И, когда я говорю, делать какую-то позу, то это принимается уже с большим доверием.

Но у этого всего, опять же, есть серьезный отрицательный фактор. Это фактор того, что мы должны как минимум признавать наличие Абсолюта. А вы помните, что система йоги – очень красивая система, где никто никому ничего не навязывает, и вы можете прекрасно заниматься йогой, не признавая никакого Абсолюта, а идя путем системы аксиом микрокосмоса. Упирая больше на свое собственное Я, чем на окружающую вас Вселенную.

И здесь вырисовывается другая капитальнейшая тема. Не менее трудная для осмысления. Это, как нам сделать шаг в сторону Абсолюта?

Да, действительно, если мы волеизъявляем, что в концепции нашего мироздания имеет место Абсолют, то Абсолют говорит «да, я тут». Если мы волеизъявляем и говорим, что нет никакого Абсолюта, то Абсолют отвечает «ну да, я сделал тебя абсолютно свободным, в том числе и от меня, нет меня». Как в анекдоте: «На двери у Господа Бога табличка – «если придет атеист, меня нет».

Здесь мы приближаемся к очень серьезному облегчающему фактору, с другой стороны, этот облегчающий фактор может вылиться еще более трудной задачей. Задачей авторитетного свидетельства. Мы должны хотя бы верить в то, что есть Абсолют. И какая изящная следующая связка – вера и свобода.

Кто хочет поразмышлять на эту тему? – Никто не хочет. Тогда вернемся к этой теме чуть позже.

Итак, Сайора молодец, пятерку ей. Вообще нужно вести табель какой-нибудь, чтобы оценки ставить. Это, как и Адреналин-кнопка, держит в тонусе.

С разными людьми нужно говорить на их языке. И, если мы чувствуем, что концепция йоги до них не доходит на языке йоги. Что там говорить, я каждый день с таким сталкиваюсь.

Приезжает какой-нибудь индус. Ну, во-первых, он чисто физически отличается. Так нет же он еще в своей одежде, в барабан наяривает, улыбается, хлопает и искренним голосом какие-то хвалебные песни кому-то поет. Это, конечно, замечательно воспринимается в Индии, но очень плохо здесь. Первое впечатление, что он просто невменяем, второе, что это сектант. Ну и много-много других разных вариантов. Не воспринимаем мы. Потом он начинает на своем английском «сурже» говорить (то ли английский, то ли индийский) со своим очень писклявым акцентом что-то проповедовать. Ну, ведь добрый же человек. Ну, любят они там в ладоши похлопать. Они так же с ужасом смотрят, как у нас тут бомжи под заборами квасят. Но все равно его не воспринимают. И стоит ли любой ценой продавливать такой образ йоги? – нет.

И есть еще один фактор, о котором мы постоянно говорим на лекциях, но он почему-то всегда уходит на второй план. Аналогов распространения йоги на протяжении истории человечество знало огромное количество. Они докатились и до Европы, некоторые остались, некоторые исчезли. Скажем, такое направление, как суфизм. Казалось бы, на первый взгляд, абсолютно среда мусульманская со своими какими-то канонами. Но почитайте рассказы про Хаджу Насреддина, это же йога в чистом виде. Точно также в других направлениях. Мы сталкиваемся везде с идеей йоги, но которая приходит в другом обличии. Вспомните знаменитый символ Инь-Ян, чем не концепция энергии и сознания, красиво и понятно. У иудеев 2 треугольника, звезда Давида, чем опять же не янтра, пересечения энергии и сознания. Мы находим какие-то отголоски высшего знания йоги иногда в тех местах, где и не ищешь. Более того, мне рассказывали, что древний скандинавский эпос начали читать с чувством, с толком, с расстановкой с позиции йоги, и там тоже наткнулись на общечеловеческие корни, восходящие к единому знанию.

Не зря же нам лингвисты говорят, что все языки происходят от некого борейского или ностратического языка. По всей видимости, это знание раньше было у всего человечества. Но потом где-то сохранилось лучше, где-то хуже, где-то в одной одежде, где-то в другой. То же самое на Руси, если вы начнете историю изучать, то найдете, что в докрестьянской Руси полным полно отголосков ведического знания. Потом что произошло? – интеграция. Многие обряды современных религиозных праздников, это отголоски более древних языческих, а те в свою очередь еще более древних ведических.

Есть такая концепция, она ближе всего в разделе Тантра йоги. Называется она Каула(Кула) доктрина. Суть ее заключается в том, что, по сути дела, везде одно и то же. Тот человек, который постигает высшие разделы Кулы доктрины – свой везде. Он в любом храме – свой. В любой религии свой. Там, где он чувствует отголоски этого древнего ведического знания, а так как оно фактически во всех вменяемых современных течениях, учениях, то ты можешь быть в какой угодно религии, какой угодно системы придерживаться, неважно, ты везде будешь свой. Самое интересное, что всегда шокировало изучающих, человек с совершенной легкостью выходил из одного храма в другой, и тут же начинал разговаривать на понятном в их храме языке, с той же искренностью, с какой он говорил полчаса ранее в совершенно противоположной школе. И многие сомневались, не лицемерие ли это? Нет, это не лицемерие, это истина, она всего лишь одна.

Другой вопрос, что последователи многих систем очень настороженно к этому относятся. Есть такая поговорка «Со своим уставом в чужой монастырь не суйся». Здесь та же самая идея, если вы пытаетесь говорить о йоге с другими людьми, для которых образ индуса, которых хлопает в ладоши и поет песни, отвратителен, то не нужно заставлять его полюбить. Найдите тот образ, который будет ему близок. Не надо насиловать, навязывать. Потому что идея свободы выше, чем идея частных проявлений. А идея свободы – это идея йоги.

Давайте эту тему «Свобода и вера» мы чуть позже обсудим.

Почему я хочу, чтобы мы эту темы освещали. Время от времени я на наших лекциях недобрым словом поминаю наших правителей. Сержусь на них постоянно. С другой стороны, я понимаю, что, может быть, это с моей стороны проявление маргинализма. После этого я просто мысленно ставлю себя на их место. Мы вот ругаем Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина, наших нынешних правителей, и вот вроде хочется и есть, за что ругать. Но эта ругань хороша, пока ты наблюдатель. А вот встаньте вы на их место, и будет совсем не смешно. Каждый день нужно принимать реальные решения, рубить головы или не рубить. Причем в жестких временных рамках (враг у ворот, финансовый кризис и т.д.). И ты добреньким быть не можешь. Сейчас не сделаешь этого и потеряешь гораздо больше. И в таком жестком прессинге, когда ты очень ответственен, когда каждый день нужно принимать решения, от которых зависят судьбы людей, ты начинаешь совсем по-другому воспринимать концепции свободы. Обычно, когда я так успокаиваюсь, открываю для себя этот йоговский принцип, что один и тот же человек в одних обстоятельствах может быть спасением нации, а в следующий момент может быть ужасным преступником. Сталин в один момент возродил страну, и он же стал причиной стольких страданий. Горбачев, с одной стороны, нам всем подарил свободу, с другой стороны, к каким последствиям это все привело. Уж как я сердился на Бориса Николаевича Ельцина, а вот сейчас думаю, что, возможно, его миссия историческая была ничего не делать. Мы быстро-быстро пробежали все те ужасы, которые могли бы тянуться десятилетия. Мы быстро это все переварили, осознали и начали расти. Я это говорю потому, что его часто ругают, что он бездействовал, когда надо было действовать. Откуда нам знать, что надо было делать?

И вот начинаешь понимать, что хорошо критиковать, а если ты завтра сам президент? И чего? Ага, отменишь прописку, а вдруг это приведет к наплыву ужасных гастарбайтеров в Москву. Или террористов, они ж только прописки-то и боятся, прячутся тут по пещерам: «ой, регистрация нет, паспорт нет, бомба кидать не буду!». Да, напугали их всех.

Все идет к тому, что у каждого из вас есть определенная степень полномочий, ваша степень ответственности. Лучше всего вырабатывать какие-то жизненные принципы до того, как включен счетчик, и идет обратный отсчет, когда в голове вертятся мысли, и ты уже сам не знаешь, что делать и невольно скатываешься на какие-то свои предыдущие круги. Круги террора. Потому что звериная жизнь – это очень простое решение.

В нас это живет. И если мы не преодолеем это до того, как в наши руки попадет власть, то мы также будем обречены повторить судьбу наших правителей.

Я постоянно привожу в пример деятельность Открытого Йога Университета. Потому что это наглядно и понятно. С одной стороны, все очень просто и понятно, что радует. Есть цель, есть правила игры, система наказаний и система поощрений. Система наказаний простая: не будет просто человек учиться и все. Система поощрений: да он научится преподавать, читать лекции, в т.ч. на английском языке, откроет себе горизонт возможностей.

Сейчас будем, кстати, эту тему продавливать, потому что «наши люди» везде от Англии до Японии, и они, конечно, будут преподавать на английском. Поэтому шлифовать. Возможно, будем даже параллельно вести на русском и на английском, чтобы у студентов отпечатывалось.

Так вот. Это плюс.

Есть правила игры, которые называются Йога Обучение, очень жесткие правила, где запрещаются какие-то тусовки среди студентов вне стен школы помимо обучения. Печальный опыт был, но не об этом сейчас речь. Но все очень просто. Есть некая власть, скажем, у меня. И я могу этой властью как-то пользоваться. Возникает следующая вещь, как мое отчуждение от студентов. Но поверьте мне, я вменяемый человек, корчить из себя гуру, большого начальника или президента, мне тяжело. Ничто человеческое мне не чуждо, я тоже хочу иногда и дурака повалять, а невольно выстраивается барьер между мной и студентами. Иначе никак. Но это только на момент обучения, после окончания, как сказано, «встретимся на равных».

Но возникает всегда соблазн построить другую площадку, в которой все действует на совершенно других принципах. На тех принципах, на которых была построена в частности площадка, где я сам учился. Я, как вы понимаете, в МОЙУ не учился, его тогда просто не было. Тогда вообще того, что есть сейчас не было, потому что это было невозможно сделать по огромной массе причин.

Та среда, где я учился, строилась совсем на другом принципе. Я не буду сейчас вдаваться в подробности, хотя это тоже очень интересно. Я хочу про другое сказать. Возникает соблазн построить площадку, аналогичную той, где я сам учился йоге для выпускников Университета, но на других правилах игры, на правилах свободы. То есть, где нет главного начальника, нет подчиненных. Есть какая-то, конечно, договоренность друг с другом, что уместно делать, что неуместно. В конце концов, любая относительная свобода – это в первую очередь ответственность каждого, кто на этой площадке.

По стечению некоторых обстоятельств мы начали один проект, который не имеет отношения к деятельности МОЙУ, но я вдруг увидел, что это как Перс судьбы, попытаться все-таки отработать эту схему взаимоотношениях людей на принципиально новых условиях. Вызов колоссальный. Все предыдущие попытки человечества ранее провалились. Как говорится, замахиваться так замахиваться.

И сейчас вырисовалась проблема в том, что я до конца не понимаю этих правил. Что я, даже читая вам лекции по йоге и свободе, и пытаясь направить вашу дискуссию в нужное русло (до того уровня, какой вам необходим), до конца этой темы я не понимаю. И проявляться это начинает не в теоретических дискуссиях, а в реальном воплощении. Ну, вот пример, все свободны, все встретились на равных и начинают этот проект как-то делать, но тут же возникает соблазн дискутировать и дискутировать по массе второстепенных моментов, в результате чего первостепенные моменты остаются не охвачены. И мгновенная моя реакция – опять это все под себя подмять. И выстроить все в директивном порядке – «ты будешь делать это, а ты – это». Мгновенно площадка свободы и равенства из самых лучших побуждений опять начинает превращаться в пирамиду. И я хватаюсь за голову, я просто не знаю, что с этим делать. И в этом, может быть, был бы свой интерес, если бы не было нагрузки по другим вопросам.

Я думаю этот проект можно осуществить в одном случае, если будет очень глубокое осознание этих противоречий участвующими. Чтобы каждый на своей шкуре понял, как соблазнительно вернуться на обычный стиль. Не пытаться переосмыслить ту схему, по который общается с нами Абсолют, на равных. Абсолют общается с нами на равных. Вот в чем поучиться бы. А опять же поставить себя над кем-то. Я себя на этом постоянно ловлю, ну понятно, в МОЙУ тут другая цель. Это знаете как, вот если сломалась штамповая машина, которая печатает, то и весь цех остановился. В этом отношении, если у меня сломался сайт, то все. Ну и тут волей, неволей надо по столу стукнуть, к порядку всех призывать.

Но это такая директивная структура. А вот как заставить перестроить свои мозги? Как заставить окунуться в это новое озеро свободы? И не смотря на то, что я сам учился в этом «озере», я не могу его воспроизвести. Вот это парадокс. Вернее сказать, каждый шаг с таким трудом. И я начинаю понимать, в чем дело. Нужно, чтобы уровень самоосознанности каждого, кто бы входил, был очень высоким.

Но вопрос в другом. Проект, в котором меня попросили принять участие, интересный, выживет, не выживет, вопрос не в этом. А вопрос в другом, более философский, вселенский, а были ли попытки также перестроить свои мозги. Перестроить с одной работы на другую. Мне попались воспоминания одни, мы их даже рекомендуем в курсе по Раджа йоге, йоге управления. Это воспоминания о Борисе Глебовиче Музрукове.

Был такой очень славный дядечка. За свою жизнь он поменял 4 места работы. Причем каждое место работы отличалось от предыдущего по характеру ведения дел, по взаимоотношению между подчиненными, по вертикали власти. И он с блеском каждый раз перестраивался. Наиболее известные места его работы следующие. Он был легендарным директором завода «Уралмаш» во времена войны. Когда под руководством не менее выдающегося человека В.А. Малышева наша страна делала 100 танков в день, это рекорд немыслимый для военного времени. Собственно, поэтому войну и выиграли. Так вот на «Уралмаше» во времена войны была зверская единая система подчинения, единоначалие и такое понятие как «сталинский нарком» или «сталинский директор» (это человек, который себя не щадит, но и других тоже держит в такой жесткой узде, что не дай Бог). Затем он стал директором завода «Маяк» по производству оружейного плутония. Надо было делать первую атомную бомбу, советскую, нужен был плутоний. И вдруг началась состыковка между приказной системой, вертикалью власти и общением с учеными, которые люди своеобразные, свободолюбивые, которые сами не знают, что будет, потому что они на переднем крае науки. Их нельзя выстроить в ряд и сказать, когда им какой закон открывать. Это невозможно. Ценой героических усилий и чудовищной дозы радиации во время очередного ЧП, он также блестяще справился с этой работой. Бомбу взорвали. Затем следующий этап в его биографии не менее интересный, он стал директором «КБ-11». По-другому директор города «Арзамас-16», сейчас он известен как Саров – центр исследований ядерного производства. Туда его пригласил работать очень знаменитый физик Ю.Б. Харитон. Он его целенаправленно туда взял. И тут Музруков, старый сталинский директор, который очень жестко решал все проблемы, вдруг столкнулся с тем, что мы бы сейчас назвали творческая интеллигенция. Потому что, с одной стороны, все должно работать как часы, а с другой стороны, тут такие ученые как Зельдович, Харитон, Сахаров и еще многие другие. А люди, я должен сказать, очень уточненные, интеллектуалы, духовные, творческие и своеобразные, каждый со своим гонором, со своим видом на жизнь. Потому что наука так и решается, там не заставишь всех жить по часам.

И вот начались реальные конфликты с ученой братией. Вот так уже в приказном порядке не построишь. Взаимоотношения нужно выстраивать совсем по другим принципам. И надо сказать, что и там он с честью притерся, хотя по воспоминаниям многих, очень были болезненные моменты. Представляете себе старого такого директора, который просто не вступает в переговоры с подчиненными, он просто приказывает и ждет исполнения. А тут вдруг кто-то начинает ему перечить. Гениальность Музрукова в том, что он понял, что новое веяние идет, что эпоха сталинских пятилеток закончилась. Новые взаимоотношения. И он перестроился. И вывел «Арзамас-16» на огромную высоту. Хочу напомнить, что у нас только в конце 60-х хоть какой-то ядерный паритет с Америкой был. Мы Ю.А.Гагарина в космос запускали, а злые языке поговаривали, что у нас там ракет было по пальцам пересчитать, в то время как в Америке на порядок больше. Именно при нем взорвали половинную бомбу в 54 мегатонн, неужели тоже 108 мегатонн, я вот считаю. Говорят, что взорвали «царь-бомбу» в половинном заряде, дали половинную мощность, получилось то ли 52, то ли 54, ну если на 2 умножить, то получится 108. После этого все поняли, что воевать с СССР бесперспективно. Если хоть 1 такая бомба долетит до Нью-Йорка, то от него ровным счетом ничего не останется, потому что облако при взрыве было 60 километров. Раскаленное облако, которые все сносило.

Это человек, который на своей жизни 3 раза менял стиль управления. Я к тому, что в своей жизни вы можете столкнуться с самыми разными ситуациями, там, где не должно быть свободы в том понятии, в котором мы понимаем ее в общении с творческой интеллигенцией. Пойдете в какую-нибудь стройку прорабом лодырей гонять, они же все работать не хотят, не умеют, не желают. Тот случай, когда свободы не хотят, а хотят ничего не делать. И вот вам придется их матом-перематом гонять, ни о какой дискуссии речи быть не может. Но вы должны мгновенно перестроиться, если попадаете в другую среду.

Учиться в этом только у Абсолюта.

По теме свобода и вера созрело у кого-нибудь?»

Елена Вагнер, гр. Чатур: «Говоря о свободе, нужно разделять такие понятия как вера и религия, потому что, говоря о вере, люди часто имеют в виду религиозную веру».

Вадим Запорожцев: «Чудесное замечание, йога не подменяет религию. Йога – это йога, а религия – это религия. Когда я упоминаю слово «вера», я не хочу, чтобы мы подразумевали в плане принадлежности к той или иной религии. Вы можете придерживаться той или иной религии или быть атеистом, может, у вас вера такая ни во что не верить».

Елена Вагнер, гр. Чатур: «Несколько слов по этому поводу. Мне кажется вера вещь очень сверхлогичная, настолько, что невозможно нам проанализировать, потому что Абсолют настолько выше нашего понимания, что это невозможно просто. Есть такой привкус в каждой религии, но религия – создание людей, каноны, традиции – это порождение людей. И в религии понятие этого высшего Бога, Абсолюта, оно чаще всего невыразимо. В религии есть более выразимое понятие пророка, т.е. какая-то личность».

Вадим Запорожцев: «Друзья, давайте религии не трогать. Я понимаю, что сейчас вот в нашей стране палку перегнули. И среди интеллигенции все плюются из-за того, что пытаются навязать религию. Но это не вина религии, это ее беда. Религия берет на себя черновую работу, ту, с которой не может справиться никто. Она занимается низами общества. Религия очень деликатная тема. Не будем трогать религию. Будем дистанцироваться. Много очень может быть неприятных слов, много же можно сказать в защиту того, что неочевидно. Религия иногда работает с той прослойкой людей, до которых никто больше не доберется. Какие-нибудь подростки-придурки, им нужно хоть какую-то концепцию в голове иметь. Иначе они завтра обопьются, обкурятся и пойдут головы проламывать. Кто этим будет заниматься? Внушать «не убей ближнего своего»? Государство?!

Чтобы нам не касаться этой скользкой темы, сколько себя помню, когда начинается разговор, то обязательно кто-то недоволен. То «ах что вы тут мракобесье развели» или, наоборот, «ах вы на святыни покушаетесь!». Нам это не нужно».

Елена Вагнер, гр. Чатур: «Я просто хотела сказать по этому поводу, что религия – это, как правило, подготовительные практики, а вера – это сверхлогичный импульс, который, во-первых, трудно до других донести, объяснять веру логически сложно. Это нужно как-то прочувствовать».

Вадим Запорожцев: «В общении с Абсолютом посредники не нужны. Третий лишний.

На сегодня все. Продолжим эту тему на следующей лекции».



Друзья здесь вы можете скачать Текстовый, Аудио и Видео варианты,форматы doc, fb2, mp3, flv:

Скачать Аудио Вариант1 MP3 Web 32кб/с, 25мб
 
Скачать Аудио Вариант2 MP3 Full 128кб/с, 99мб

Скачать Видео Вариант FLV, 254мб

Адрес где нас найти,контакты: Международный Открытый  Йога Университет, "Культурный центр «Просветление», Школа Анандасвами. Россия, г. Москва, метро Новослободская, ул. Долгоруковская, д.29, телефоны в Москве:8(499)251-21-08,8(499)251-33-67, e-mail: HappYoga@mail.ru, www.openyoga.ru, www.yogacenter.ru, www.happyoga.narod.ru.
Можно ли копировать.Права:
Лицензия Creative Commons. Вы можете копировать, тиражировать и распространять эту лекцию, желательно делайте ссылку на наш сайт www.openyoga.ru
Благодарность всем тем,кто работал над материалом:

Шаблон
опубликовал(а)-Белов Сергей
Текст напечатал(а)-
Минакова Анастасия
Текст отредактировал(а)-
Тарабрина Юлия
Текст опубликовал(а)-Белов Сергей
Краткое описание составил(а)-Тарабрина Юлия
Рисунки и фото создал(а)-
временно отсутствуют 
Английский перевод выполнил(а)-
временно отсутствуют 
    
Контрольные вопросы: временно отсутствуют
Ответы на контрольные вопросы:
временно отсутствуют

Глоссарий-Словарь-Энциклопедия непонятных терминов йоги здесь: www.wikiyoga.openyoga.ru  

alt

 

Друзья, если что то не работает на сайте или вы нашли ошибки, неточности и не соответствия, то пожалуйста зайдите сюда www.openyoga.ru  и сообщите ответственному об этом.